Турция: смерть горничной из Центральной Азии – случай или норма?

14

Загадочная смерть узбекской горничной привлекла внимание к проблеме жестокого обращения в Турции со многими женщинами из Центральной Азии

Надира Кадирова была найдена мертвой на своем рабочем месте в Анкаре в прошлом месяце.

Факт ее смерти мог остаться без внимания, если бы 23-летняя гражданка Узбекистана не работала уборщицей в доме депутата Ширина Юнала из правящей Партии справедливости и развития Турции.

Полиция назвала произошедшее самоубийством, заявив, что Кадирова использовала ружье депутата, чтобы покончить с собой, и спешно отправила тело домой в Узбекистан.

Надира Кадирова. (Instagram)
Надира Кадирова. (Instagram)

Однако в этой истории слишком много неясностей. Ни для кого не секрет, что женщины из Центральной Азии, работающие в Турции, регулярно подвергаются физическим, сексуальным и другим видам насилия со стороны своих работодателей.

«Это дело попало в новости, потому что было связано с депутатом, но есть много случаев, о которых не сообщается. Работающие в качестве домашней прислуги часто пропадают без вести», – сказала Гульхан Бенли, председатель стамбульского профсоюза домашнего персонала Evid-Sen.

Кадирова была одной из десятков тысяч женщин, которые едут в Турцию, чтобы работать в качестве прислуги и сиделок. Они смотрят за детьми и пожилыми людьми, убираются и готовят. Хотя они прибывают из самых разных стран, таких как Болгария, Армения, Молдова и Филиппины, большинство из них – выходцы из Центральной Азии, в частности Узбекистана и Туркменистана – двух стран, чьи языки родственны турецкому.

«Они в наших домах, совсем рядом с нами и выполняют работу, которую турецкие женщины не хотят делать. Несмотря на это, про них совсем забыли», – сказала Мельтем Санжак, этнолог Цюрихского университета, изучающая мигрантов из Центральной Азии в Турции. Как и филиппинские горничные в странах Персидского залива, няня из Центральной Азии является символичным «показателем» благополучия в зажиточных семьях Турции.

Как, например, Айла.

В 2012 году Айла, тогда 26-летняя парикмахерша, оставила свой родной город Джизак в Узбекистане, чтобы выучиться на визажиста в Турции. Прибыв в стамбульский аэропорт, она не увидела своего знакомого, который должен был ее встретить. Вместо этого к Айле подошел турецкий мужчина, который сказал, что ее номер ему дал тот самый знакомый, который не смог прийти.

Он забрал ее, и не успела она оглянуться, как ее отправили работать в одну местную семью. Она поняла, что этот человек работает в рекрутинговом агентстве, предоставляющем трудовых мигрантов турецким семьям.

«Я только приехала, и мне некуда было идти. Турецкий мужчина сказал мне, что нужно «помочь» семье. Но как только я оказалась в их доме, мне пришлось заботиться о детях, готовить, убирать и делать много чего еще. Я даже не знала, что вообще есть такая работа! Я была в состоянии шока. Я даже не знала, где я была, и эта семья не позволяла мне воспользоваться их телефоном, чтобы позвонить моим родным», – рассказала Айла, чье имя было изменено по ее просьбе.

Через неделю ее уволили без объяснения причин и отправили обратно в агентство. Компания забрала те небольшие деньги, которые она заработала за неделю.

Айла какое-то время оставалась с другими трудовыми мигрантами на арендованной компанией квартире, но в конце концов, не выдержав криков и оскорблений руководителя, сбежала.

«Как в тюрьме»

Поскольку большинство из них не имеют документов, сложно оценить точное количество центральноазиатских трудовых мигрантов в Турции. Тем не менее, по данным МВД, узбеки и туркмены входят в топ-10 стран, чьи граждане, приехав в Турцию, обращаются за видом на жительство. Упрощенный визовый режим для граждан центральноазиатских государств, а также экономическая стагнация и растущая ксенофобия в России, куда направляется большинство мигрантов из Центральной Азии, также способствовали росту миграции в Турцию.

Как и Айла, многие въезжают в Турцию как туристы и остаются нелегально. Незаконное пребывание в стране делает их полностью зависимыми от своих работодателей и рекрутинговых агентств. Нередко у «домашних» мигрантов отбирают паспорта, и они вынуждены трудиться за копейки или вовсе бесплатно.

Всего за несколько дней до смерти Кадировой при загадочных обстоятельствах в роскошной резиденции на окраине Стамбула скончалась экономка из Туркменистана. В том же месяце полиция освободила кыргызскую женщину, которую принуждали заниматься проституцией в Анталии. Несколько лет назад страна была шокирована убийством супружеской пары, которое совершили два их узбекских работника за то, что те отказались выплачивать им заработную плату.

«Турецкое законодательство не признает домашнюю работу, и тем самым ставит домашних помощников – как турецких, так и иностранных – в крайне уязвимое положение. Еще хуже трудовым мигрантам, которые в 90% случаев являются нелегалами. Их работодатели могут делать все, что хотят, потому что знают, что, если работница сообщит о злоупотреблениях или жестоком обращении, она может быть депортирована», – сказала Бенли, основавшая профсоюз в 2011 году.

«С тех пор как мы создали профсоюз, мы столкнулись с огромным количеством подобных ситуаций», – добавила она.

В течение семи лет Айла делала работу по дому в разных семьях по всему Стамбулу, подвергаясь сексуальным домогательствам, надругательствам и принуждению к многочасовому труду: «Они относятся к тебе как к рабу. Как будто ты в тюрьме».

Четыре месяца назад у нее случился нервный срыв, и она бросила все это. Сейчас Айле 33, она имеет официальную регистрацию в Турции и работает неполный рабочий день в пиццерии. И она наконец начала посещать профессиональные курсы визажиста.

И если Айле удалось улучшить свое положение, ее младшей сестре повезло меньше.

Три года назад Гульдаста (ее имя также изменено) отправилась в Турцию. Несмотря на предупреждения сестры, она связалась с кадровым агентством, чтобы найти работу по дому. В течение нескольких месяцев Гульдаста трудилась в богатой турецкой семье. Затем глава семьи прислал ей неприличные фотографии.

Гульдаста сразу же ушла, даже не забрав зарплату, и устроилась горничной у полицейского. На следующий день она оказалась запертой в доме полицейского вместе с другой работницей из Туркменистана. Гульдаста была освобождена только после того, как ее старшая сестра пригрозила обратиться в полицию.

Решив остаться в Турции, Гульдаста нашла еще одну работу горничной в центральном районе Стамбула. Но через полтора месяца словесных унижений она вновь решила уйти. Когда она выходила за дверь, ее работодатель попытался ударить ее. Он также отказался платить ей зарплату.

С помощью профсоюза Бенли две сестры подали жалобу. Однако, не дождавшись решения суда, которое затянулось на несколько месяцев, Гульдаста вернулась в Узбекистан.

При президенте Исламе Каримове отношения между Турцией и Узбекистаном были натянутыми. Но смерть Каримова в 2016 году и политика открытости, которую начал проводить Шавкат Мирзиёев, улучшили двусторонние связи.

«Отношения между двумя нашими странами никогда не были настолько хорошими», – сказал Хайрулло, челночный торговец, живущий в Кумкапы – районе Стамбула, где живет много узбеков. «Я надеюсь, что этот незначительный случай не испортит их», – добавил он, имея в виду смерть Кадировой.

Источник:Eurasiannet