Домой Новости ОБНИНСК: МИГРАНТЫ, ПРАВОЗАЩИТНИКИ И ВЛАСТЬ (ЛОНГРИД)

ОБНИНСК: МИГРАНТЫ, ПРАВОЗАЩИТНИКИ И ВЛАСТЬ (ЛОНГРИД)

125

Нобелевский лауреат по физике и философ по жизни Лев Ландау для счастья определял три важнейших параметра: работа, любовь, общение с людьми. Для работы в его теории счастья отведено центральное место. В самом деле, там, где есть настоящий человеческий труд, — обязательно есть и будет счастье.

Мест, где кипит такая работа: искренняя, неподдельная, — я знаю несколько. Одно из них: Обнинск, улица Лейпунского, 2, где расположилось Калужское региональное общественное движение (КРОД) «За права человека».

Вход в продуктовый магазин, в помещении — небольшой коридорчик, за ним дверь офиса КРОД. Перед дверью — очередь из десятка человек. Женщины, мужчины, — разных лет, при многих — дети; тихонько разговаривают меж собой, знакомятся. Все они связаны одной темой и одной болью: проблемами в миграционном законодательстве. Кто-то из дожидающихся семей — выходцы из Центральной Азии, ищут возможности закрепиться навсегда в России, часть — беженцы из ДНР-ЛНР (Донецкой и Луганской областей); эти, как выясняется в разговоре, как правило, живут на две страны: ездят, мучаются между прошлым домом и нынешним, а часть ожидающих приёма — местные жители, много лет живущие в Калужской области без прописки и причитающихся по прописке социальных услуг.

На стене перед дверью — объявления, публикации о новостях в миграционном законодательстве: очень удобно — пока ждешь, можно узнать, что нового творится в законодательной сфере относительно проблем у дожидающихся.

Сам офис невелик, на 15 квадратных метрах размещаются 3 больших стола, компьютер, ксерокс, шкаф с тематической литературой. Никаких изысков. Три представителя (если уж точнее, представительницы) КРОД одновременно ведут прием, в офисе 6 посетителей.

Принимают:

Юлдашева Айше, — она ещё учится на юриста, и является также добровольной помощницей и делопроизводительницей Движения,

Светлана Романова — состоявшийся опытный юрист по миграционному праву,

и сама Татьяна Михайловна Котляр — правозащитник «от Бога» (если в небесном реестре есть такая специальность).
Атмосфера — как в настоящем военном штабе: плотновато и по месту, и по информационно-эмоциональной насыщенности. Два посетителя за отдельным столом уже принялись переписывать заявление с просьбой их зарегистрировать, но поминутно уточняют, что писать дальше и правильно ли написано предыдущее. Важно не ошибиться, написать все до запятой, иначе при подаче документов в миграционную полицию/УМВД им будет отказано. Еще один человек пришел впервые и объясняет, что ему нужна помощь в оформлении пакета документов для подачи заявления на принятие в российское гражданство, по просьбе подробно рассказывает обстоятельства своей жизни: каждый факт может быть решающим в выборе процедуры. Еще две посетительницы забежали «на минутку» уточнить подробности уже проделанной с ними работы. Шестая сидит на стуле перед Татьяной Котляр и рассказывает личную драму: жилец в её квартире и по совместительству гражданский муж, иностранный гражданин, нарушил миграционное законодательство и находится в ЦВСИГ для депортации в Узбекистан, если его вышлют, она лишится кормильца и было начавшейся складываться семьи. Посетительница в отчаянии.

Одновременно Татьяна Котляр по телефону мобилизует чиновников с тем, чтоб выяснить, что происходит с приезжей роженицей, которую медики отказываются пускать в больницу из-за отсутствия страхового полиса и денег на платный прием. Правозащитница настаивает на срочном вмешательстве, и чиновники её слушаются: понемногу начинают шевелиться и отдавать правильные распоряжения.

Напряженность посетителей офиса неубываема никогда. Да и это можно понять: великое множество законов в сфере миграции, в хитросплетениях которого не всякому юристу дано продраться с первого раза, недостаточно четко прописанный регламент для работников МВД принимающих документы («Могут из-за неправильно написанного слова отправить все 10 листов переписывать!», «У него еще 15 минут до закрытия, а он меня не принял, а на следующий день уже штраф грозит!»), строгость наказания (зачастую — это депортация) при том, что предупредительного информирования — минимальное количество, да вдобавок ко всему, во многих случаях языковой барьер и недостаточная общая грамотность, — все это причины, заставляющие «простого русского мигранта» представлять себе миграционное право в виде злого и своевольного божества.

Татьяна Михайловна денег за консультации и помощь не берет совсем. Чему посетители много дивятся. Пять лет назад Движение получило Президентский грант на свою подвижническую деятельность. А позже местные прокуроры не раз и не два возбуждали уголовные дела против Татьяны Михайловны за то же самое. Сейчас у движения нет финансирования, но есть поток посетителей — приезжих, местных, с их нерешаемыми в других местах проблемами, и Татьяна Михайловна три раза в неделю приходит и трудится до последнего посетителя, ездит в суды, звонит и пишет в органы, спасая отдельные души и семейства от трагедий и разлук.

Имеет ли смысл такая деятельность Татьяны Михайловны Котляр для чиновников, для государственных мужей?

Долгое время мне казалось, что польза доказуема в первую очередь с точки зрения моральной установки: ну нельзя оставлять на улице беспомощную семью с малыми детьми (или без оных), или отдельно взятого человека, только потому что у него нет документа. Нельзя, потому что в противном случае вся двухтысячелетняя история с младенцем в яслях остается за границами нынешнего осознания граждан и законотворцев.
Но поприсутствовав в уголовных судах против Татьяны Михайловны и понаблюдав за «слугами государевыми», поняла: моральная аргументация им зачастую далека и непонятна.

Тем не менее, настоящие правозащитники и их деятельность — это тот важный «микроэлемент», без которого организм региона не растет, либо растет криво, слабо. Увы, строгого обоснования привести не могу, ибо статистика говорит только о больших-меньших корреляциях и вероятности наличия причинно-следственной связи, тем не менее, взглянув на цифры, можно кое о чем задуматься.

.

Калужская область — не самая богатая из всех областей, что мы можем видеть из нижеозначенного графика. Данные взяты у Росстата, их значения и оптимистичный рост вызывают вопросы (услышала недавно в разговоре характеристику хитрому знакомому: «врет как росстат», оценочное суждение). Тем не менее, понятно, что за высоким доходом в Калужскую область ехать не очень резонно. Другое дело, что она соседствует с Московской областью и те, кто пытается легализоваться «попроще»- могут ехать в Калужскую область. Могут. И во Владимирскую тоже могут. Но ездить до 30 дней в полугодие за справками, согласитесь, решение для отчаянных.

.

Теперь взглянем на данные отделения МВД по вопросам миграции (к сожалению, в моем распоряжении оказались данные не по всему ЦФО, а лишь по его части. Дареному коню в зубы не смотрят, хотя хотелось бы большего). И сопоставим с данными Росстата о всем населении. И видим, что даже примыкающие к Москве регионы наполняются приезжими нелинейно (Калужская область на графиках — специально очерчена пожирней).

Источник: https://kaluga-zaprava.ru