Миграцию привязывают к развитию российской экономики

11

Сокращение трудового населения к 2026 году оценивается на уровне более 3 млн человек, ежегодное выбытие составляет около 400 тыс. человек. Возместить демографические потери власти предлагают за счет мигрантов, в первую очередь — высококвалифицированных. Однако необходимость новых миграционных потоков констатируют не только в этой категории. О миграционной политике как инструменте привлечения инвестиций рассуждали на полях ПМЭФ-2019, предложения изучала корреспондент “Ъ” Яна Войцеховская.

Слабые показатели рождаемости 1990-х годов привели к «демографической яме» нынешних годов. В результате меньшее число женщин — потенциальных матерей — приведет к дальнейшему падению рождаемости и естественного прироста населения. Минэкономразвития констатирует наличие «неблагоприятной демографической тенденции» в России. За последние два года сокрушение трудоспособного населения составило 1,8 млн человек, заявил заместитель главы Минэкономразвития Илья Торосов. К 2025 году население России в трудоспособном возрасте сократится на 2 млн человек. При этом РФ остается донором высококвалифицированных специалистов (ВКС) для развитых экономик: около 90% выезжающих из России на постоянное место жительство в другие страны имеют высшее или среднее профессиональное образование.

Осенью 2018 года была утверждена Концепция государственной миграционной политики на 2019–2025 годы. Она ставит своей целью увеличить нынешние потоки долгосрочных мигрантов в страну — для этого документ предлагает ряд мер, включающих упрощение получения гражданства и разрешений на проживание в РФ.

Как сообщал “Ъ” ранее, по данным МВД России, на 1 января 2019 года в РФ находились 9,7 млн иностранных граждан, из них 1,1 млн человек временно и постоянно проживают в РФ, около 2 млн человек работают легально. Ежегодно в РФ приезжают 500–600 тыс. человек из-за рубежа с целью длительного пребывания (более девяти месяцев и более). В основном это граждане СНГ, в том числе из стран ЕАЭС. Немногим более 40% прибывающих в РФ иностранцев (226,7 тыс. человек) имеют высшее и среднее профессиональное образование.

Для того чтобы сделать приезд в РФ более привлекательным для высококвалифицированных мигрантов, Минэкономразвития готово упростить условия выдачи документов на проживание. Ведомство разработало проект федерального закона, по которому предлагается снизить до 100 тыс. рублей размер минимальной ежемесячной заработной платы как критерия статуса ВКС и ввести авансовые платежи по налогу на доход, получаемый такими специалистами (средняя зарплата по России составляет 43 тыс. рублей в месяц, около 84 тыс. рублей в «городах-миллионниках»). Также Минэкономразвития выступает за введение альтернативной процедуры признания иностранного гражданина в качестве ВКС и установление порядка въезда в РФ ВКС без привязки к работодателю в целях поиска работы. «Кроме того, мы предлагаем предоставить ВКС возможности дистанционного подтверждения своего статуса и расширить сети миграционных центров по оформлению документов иностранным гражданам для работы»,— отметил господин Торосов.

Отдельно прорабатывается вопрос закрепления ВКС в РФ: Минэкономразвития предлагает предоставить иностранным студентам, окончившим вузы России и СНГ по отдельным специальностям (их список еще уточняется), возможность получить упрощенное гражданство после завершения обучения. «Мы понимаем, что эти студенты проучились пять-шесть лет, интегрированы в общество и имеют высшее образование, это тот контингент людей, который нам нужен»,— заявил господин Торосов. Правом получения упрощенного гражданства в 2018 году воспользовались 252 тыс. человек, из них 50% по программе добровольного переселения соотечественников. «К сожалению, многие иностранцы отказываются или откатывают получение российского гражданства, потому что обязаны сдать свое предыдущее гражданство. Для востребованных специалистов предлагается это условие убрать»,— добавил он. Важной частью миграционной политики является и распространение русского языка: так, в 2004 году его изучало 22 млн человек за рубежом, а по данным на 2014 год, количество обучающихся сократилось до 13,5 млн человек. «Это плохая тенденция, хотя понятно, что это геополитика»,— констатировал чиновник, заявив, что ведомство поддерживает образовательные проекты. По аналогии с Гете-институтом может быть создан институт Толстого, на базе которого будет продвигаться русская культура. Кроме этого, может быть введен аналог международного экзамена TOEFL, только на русском языке, для поступления в российские вузы.

В числе стран-лидеров, которые направляют в Россию наибольшее количество ВКС,— Китай и Турция, заявил начальник управления по организации разрешительно-визовой работы Главного управления по вопросам миграции МВД России Кирилл Адзинов. По его словам, в России надеются, что страны Европы тоже вернутся к энергичному направлению в РФ своих специалистов и выйдут на лидирующие позиции. По статистике МВД, в 2018 году в России было оформлено 130,14 тыс. разрешений на работу для иностранцев и лиц без гражданства (годом ранее эта цифра составила 148,33 тыс.), в том числе высококвалифицированным специалистам — 28,18 тыс., квалифицированным специалистам — 20,15 тыс. По данным ведомства, около 242 тыс. иностранных граждан учится на территории РФ. Вводя новые миграционные правила, ведомство должно обеспечить и защитить прием на работу и российских граждан, добавил господин Адзинов.

Он также напомнил, что с 2021 года МВД планирует ввести краткосрочные электронные визы для въезжающих в Россию, что «будет существенным подспорьем бизнесу в части снижения административных барьеров». В будущем иностранный гражданин также сможет изменить цель своего пребывания в России. «Если человек приехал в страну и прошел здесь обучение, то дальше остаться работать без выезда из России он не может. Человек вынужден уехать к себе и въехать повторно, указав цель — “работа по найму”»,— объяснил он.

Франк Шауфф, генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса, отметил, что за двенадцать лет диалог между МВД и организаций сменился с высоких тонов на «конструктивный, тонкий и тихий». При этом эксперты не сомневаются, что вместе с политикой открытости в отношении мигрантов Россия должна обеспечивать баланс интересов и решать вопросы безопасности.

Вице-губернатор Ленинградской области Дмитрий Ялов призвал констатировать тот факт, что российской экономике не обойтись без мигрантов, и не только ВКС. По его словам, Ленобласть, один из самых динамично развивающихся регионов России, выдает около 63 тыс. патентов на работу, что составляет почти 10% от трудовых ресурсов региона. При строительстве 2,3 млн кв. м жилья 40% рабочих, занятых в строительной сфере, являются иностранцами. Такая же обстановка в сфере транспорта, сельского хозяйства, торговли, добавил он.

Глория Макапагал-Арройо, спикер палаты представителей Конгресса Республики Филиппины, заметила, что трудовые мигранты помогают экономики России и другом аспекте: «За исключением представителя Ленобласти, все спикеры панели говорили о ВКС. Однако большинство филиппинцев в России занимаются воспитанием детей и уходом за домом. И они помогают экономике России, ведь если есть тот, кто заботится о доме, то оба — и муж, и жена — могут работать. Вы теряете профессионалов, они уезжают в другие страны, очевидно, что вам нужны местные специалисты которые освобождаются от домашних дел»,— заключила она.

По мнению господина Ялова, властям предстоит большая работа по изменению отношения к мигрантам на культурном уровне. «Сейчас это вызывает напряжение, хотя мы должны уважительно относиться к тем людям, которые временно приезжают к нам на работу. Даже интеллигентные люди иногда называют трудовых мигрантов неуважительными словами, это отношение необходимо менять через СМИ, фильмы и литературу»,— отметил он.

При этом начальник аналитического управления ПАО «Сбербанк» Ярослав Лисоволик заявил, что будучи одним из крупнейших реципиентов миграционных потоков, Россия способствует экономическому развитию своих соседей, так как значительная часть переводов денежных средств адресно направляется обратно в страны мигрантов.

Господин Шауфф подчеркнул, что Германия совершила ошибку, вовремя не обеспечив интеграцию мигрантов в немецкое общество. В 1980-х годах, получив большую группу людей в статусе беженцев из арабских стран, власти не дали им учиться немецкому языку, сообщество было изолировано, рассказывает он. Когда их стало много в Берлине и Рурском регионе, мигранты стали формировать собственные структуры, которые не отвечали немецкому законодательству, а зачастую были просто мафиозными. Этой проблемы, выразил надежду он, Россия может избежать.

Представитель бизнеса Геннадий Камышников, управляющий партнер по работе с государственными органами Deloitte в СНГ, заявил, что десятки проектов «умерли» за прошедший год из-за отсутствия электронных виз для иностранцев. Он привел в пример европейского инвестора, который готов был вложить $20 млн в приобретение завода в России «на следующей неделе», но так быстро получить визу невозможно. С другой стороны, рассказывает господин Камышников, одна российская нефтяная компания искала специалиста для ремонта нефтяной вышки с помощью дронов. Такие кадры были в Норвегии, но Deloitte не мог гарантировать их приезд в Россию. Дискриминационный характер, по словам представителя бизнеса, носит политика взносов работодателя за иностранного сотрудника: ведь он не получает весь спектр социальных услуг, который доступен. Так, господин Шауфф подчеркнул, что уже двенадцать лет работает в России, компания платит за сотрудника взносы в Пенсионный фонд, но он никогда не получит эту пенсию.

По словам господина Камышникова, в отношении студентов агрессивным и революционным подходом было бы дать возможность любому иностранцу с дипломом о высшем образовании приехать и работать в России. Он подчеркнул, что Deloitte ощущает на себе воздействие «демографической ямы». «Задача при приеме на работу стоит такая: берем любого, кто получил диплом, сносно говорит по-английски, понимает, что такое баланс, и кое-как может складывать и вычитать»,— говорит он, отмечая, что России не хватает миллионов человек трудоспособного населения для того, чтобы через пять уровень ВВП остался на таком же уровне, как сейчас.

Яна Войцеховская