Домой Истории мигрантов

Забираешь несколько вещей оставляя для себя самый драгоценный край, оставляя себя там.

4

Из воспоминаниях вынужденного переселенца из Нагорного Карабаха. 

Мы окутываем свои воспоминания, стараемся сохранить ароматы, оттенки и образы, чтобы потом они согревали нас вдалеке, но вдалеке все это причиняет только боль. Вдали с каждым днём доза осознанности увеличивается капля за каплей, и неопределённость заменяет пустоту.

Я иду по людным улицам: в двух реальностях. Я здесь, но мои глаза ищут другие места. Пытаюсь на мгновение остановиться и осознать, что это наше настоящее, но как воспринять непостижимое…

Все было сделано для того, чтобы воспоминания о Карабахе сопровождались голодом, и страхом, но все равно лучше жить при пустых холодильниках, магазинах и без кофе чем лишиться родины. Мы знали, что в Арцахе будет трудно жить, но был ли кто-нибудь, кто представлял жизнь без Арцаха?

Даже прощание было страданием. Невыразимые лишения до моста Хакари. Не менее 35 часов пути, притупленные, усталые и замерзшие. Мы удалялись от самых себя метр за метром, но пока нам были видны высокие горы, мы были дома. Везде плачущие глаза, везде молчаливые, усталые и безнадежные лица, везде люди, бросающие все…

Смотрю на двухрядные и бесконечные машины. Люди возят все, что им дорого, один на своей машине маленькую детскую машину, другой – телевизор, более шустрые на больших машинах – бытовую технику, кто землю из могилы сына, кто скот…

Эта дорога была дорогой тишины и боли, где все понимали друг друга без слов, где все очень похожи друг на друга и по-своему трагические судьбы. Даже больно было смотреть на обочины дороги, превращенные в мусорные свалки. Они выбросили всё, потому что рай уже принесли жертву…

Мы приближались к мосту, ставшему мечом на наших головах, мосту, деятельность которого разрушила все.

Они стоят в опрятной, чистой одежде. Я их постоянно сравниваю с нашими, которые Родину защищали без накрахмаленных одежек. Встречаются представители двух стран, которые несколько часов назад сражались за одну и ту же землю.

Меня отрезвляет язык, которым меня считают, еще одним уходящим. Мы становимся числом, простым числом, просто числом без судьбы, эмоций, переживаний, потерь… числом…

«Цифрам» предлагают воду и сладости, чтобы организовать изгнание из нашей родины более «цивилизованным» способом. Мы переходим мост, и в ушах остается знакомый мне по игровым нардам звук «бир, ики, ук, дорд, беш». Это было сталкивание лицом к лицу с реальностью, более сложное, чем сталкивание лицом к лицу жертвы и преступника…

Я оглядываюсь назад, и горы остаются вдалеке, а я продвигаюсь вперед. Каждый метр отдаляет нас друг от друга. От нашего дома, от места нашего рождения, нашей страны, нашей мечты, все умирает на наших глазах. И мы понимаем, что это последний раз… последний…