Татев Азизян, вынужденная переселенка из Нагорного Карабаха, пишет о страшном дне 19-ого cентября, когда очередной раз Азербайджан напал и разбомбил Карабах, мирных жителей, а также вынудил их оставить свои дома и землю.

”В магазине стройматериалов Исакова есть большой подвал, где укрылись мы и многие люди, бежавшие из деревень (надо поблагодарить владельца магазина). Мы в мирные дни решили навести порядок в этом подвале, который не раз спасал нас от азербайджанцев. Но не успели.

В подвале жизнь меняется. Люди тоже. Все в подвале становятся верующими.

Бабушка, сломавшая руку на дороге, мучилась от боли. Молодая мать плакала с  ребенком на руках за своим  вторым ребенком, еще не вышедшим из подвала школы. Телефонной связи не было. Многие родители школьников побежали за детьми в подвал школы. Беременная женщина вообще не разговаривала и побледнела от страха. Муж был на границе. Больной старик ждал свою семью. Они так и не пришли. Дети вцепились в своих матерей и дрожали. Я не знаю, кто принес сюда деревянный крест, но надеждой всех на тот момент был этот простой деревянный крест. Мы все молились об одном и том же: чтобы огонь прекратился и мы выжили. В пыльном, тесном, холодном подвале (он считался одним из лучших подвалов на ул. Исакова, «вип-подвалом») невозможно было спать даже уставшему, голодному и испуганному ребенку. Плач месячных детей и кашель стариков нарушали ночную тишину. Больше всех моя дочь Мила задавала вопросы, ответов на которых я не знала или знала, но не хотела говорить. Улыбчивого, позитивного ребенка порой серьезно волновала возможность смерти. Ее радость и утешение были в том, что она ночевала в одной комнате с детьми со двора. Однако они все уже давно спали, а она все еще думала. Я тоже была рядом с ней и старалась найти как можно больше нужных слов. Я не обманывала, не давала напрасных надежд. Я призывала быть храброй и не бояться смерти. Я надеюсь, что никто больше не увидит такие дни, а тот, кто заставил нас пережить все это, будет наказан. Не было никакого желания в те дни что-либо фотографировать, но некоторые моменты я запечатлила. Вот это лицо войны.

Татев Азизян (вынужденный переселенец из Нагорного Карабаха)