Валентина Чупик: Продолжу правозащитную работу, где бы ни находилась

267

Валентина Чупик после восьмидневного пребывания в спецприемнике московского аэропорта Шереметьево прибыла в Ереван. С правозащитницей встретился корреспондент DW.

Защитницу прав мигрантов Валентину Чупик задержали 25 сентября в аэропорту Шереметьево, когда она возвратилась в Москву из Еревана, где принимала участие в проектном семинаре по проблемам мигрантов. Сотрудники ФСБ России сообщили женщине, что ее статус беженца анннулирован и отныне ей запрещено въезжать в РФ до 2051 года.

Уже 27 сентября Комитет против пыток обратился в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с ходатайством о приостановке высылки Чупик из России. По словам правозащитников, на родине женщину, скорее всего, ждали уголовное преследование и пытки. Между тем 30 сентября чиновники из диппредставительства Узбекистана пришли к Валентине, чтобы оформить ее депортацию в Ташкент. В тот же день ЕСПЧ категорически запретил депортировать правозащитницу в Узбекистан, применив правило 39 Регламента суда. Оно используется в случаях, где есть неизбежный риск причинения непоправимого вреда.

После решения суда власти РФ разрешили Чупик улететь в Армению. Корреспондент DW встретился с правозащитницей в Ереване.

DW: Как вы провели эти восемь дней в Шереметьево?

Валентина Чупик: Это были полные восемь суток. Меня заперли в одном из помещений транзитной зоны аэропорта и объявили о намерении депортировать из страны. При этом ко мне так и не допустили адвоката. У меня не было даже возможности зарядить телефон, чтобы связаться с близкими. Круглые сутки в помещении горел яркий свет, очень трудно было уснуть. Он бил в глаза, даже когда я прикрывала лицо подушкой. У меня не было доступа даже к собственному багажу. Неловко говорить об этом, но мне пришлось все восемь дней находиться в той же одежде, в которой меня задержали.

– Как вам объяснили свои действия правоохранители?

– Мне сказали, что я задержана за дачу заведомо ложных сведений и из-за фальшивых документов, хотя они у меня были в порядке. Но при устном общении сказали, что за решением о депортации стоят мои выступления о системной коррупции в МВД и регулярные жалобы на полицию. Как бы там ни было, я рада, что мне позволили вылететь в Ереван. Теперь я свободна, но, честно говоря, пока непонятно, что меня ждет впереди.

– Другими словами, вы ничего не можете сказать о своих планах? Что вы собираетесь делать?

– Очень хотелось бы попасть домой, в Ташкент. Я не была дома с 2006 года, когда власти Узбекистана попытались закрыть нашу правозащитную организацию (“Тонг Жахони”. – Ред.), занимавшуюся проблемами мигрантов. Тогда мне и моим коллегам удалось отстоять организацию в суде, но пришлось спешно выехать в Россию. Здесь я получила статус беженца. Таким образом я могла на время выезжать в другие страны.

На сегодня могу сказать, что мои представители обратились к властям Украины с просьбой о предоставлении убежища для меня и моей мамы Любови Коденцовой, но ответа мы пока не получили. К слову, мама пока находится в Подмосковье, она больна и нуждается в постоянном уходе. Наши представители обратились также с просьбой о предоставлении статуса беженцев мне и моей матери в ряд европейских стран. Называть их сейчас не стану.

Одно определенно: где бы я ни находилась, буду продолжать заниматься правозащитной деятельностью. Поверьте, более остальных нарушаются именно права мигрантов и беженцев. Пока же я даже не могу сказать, сколько еще пробуду в Ереване. Возможно, воспользуюсь случаем и вместе с нашими армянскими партнерами проведем здесь еще один семинар по проблемам мигрантов.

 

Источник: https://www.dw.com/ru/

Предыдущая статьяВ России сняли документальный фильм о любви москвички и таксиста из Кыргызстана (видео)
Следующая статьяАзиатская Москва. 15 историй иммигрантов о том, как построить жизнь и карьеру в Москве