Кто выживет в новом мире — будущее Кыргызстана и других стран в ЕАЭС

6

Успешными бывают союзы, которые способны не только предложить миру сырье и товары, но и показать пример совместного развития представителей разных национальных культур, а ЕАЭС на фоне нарастающего хаоса может стать примером такого объединения, считает эксперт.

Семен Уралов, шеф-редактор проекта “Союзный нарратив 2050” — для Sputnik

2020-й стал годом объективных испытаний для Евразийского экономического союза. Эпидемия коронавируса нарушила один из базовых принципов интеграции — свободного перемещения граждан. Падение товарооборота между евразийскими союзниками и сокращение темпов национального экономического роста мало отличались от процессов в иных интеграционных образованиях — в этом году падали все и всюду.

Минувший год показал нам, что пока сложно рассматривать внешние кризисы в союзной логике, а посему каждый боролся с экономическими проблемами исходя из собственных резервов и возможностей. Тем не менее в кризисном 2020-м наблюдателями при ЕАЭС стали Узбекистан и Куба. На фоне интенсивных переговоров о создании зоны свободной торговли с Ираном есть все перспективы к 2025 году выйти на искомые 250-300 миллионов (граждан) внутреннего рынка. Но пока можно говорить о вызовах, на которые предстоит найти ответы членам союза.

Вызов № 1. Закрытие внешних границ и свобода перемещения внутри стран

Закрытие национальных границ показало глубину недоинтегрированности ЕАЭС, потому как все эти годы на периферии евразийской интеграции находились вопросы приведения социальных стандартов к единым нормам. Состояние систем здравоохранения показало качественное различие в развитии союзников, из-за чего не закрывать границы было просто невозможно. Коронакризис наглядно продемонстрировал, что если в повестку ЕАЭС не попадут вопросы синхронизации медицинской и социальной политики, то вопрос свободы перемещения и впредь будет находиться в зоне риска.

Например, в случае с Кыргызстаном и Арменией доступ на рынок труда России является критическим для доходов домохозяйств, а РФ в свою очередь рассчитывает на трудовых мигрантов. Свобода перемещения граждан может быть обеспечена только при соблюдении двух условий: внедрения союзных социальных и медицинских стандартов в ЕАЭС, а также прозрачного контроля за внешними границами и, как следствие, упрощения миграционной политики. 

Вызов № 2. Внешнее давление и двусторонние союзы

В прошлом году сразу три страны ЕАЭС испытали серьезные проблемы как с внешней, так и с внутренней легитимностью. Так, в Беларуси продолжается кризис, связанный с глубоким расколом общества, который вырвался наружу вместе с президентскими выборами. В Кыргызстане в ходе парламентской избирательной кампании возник коллапс власти, который привел не только к перевыборам, но и к отставке президента и конституционному референдуму. В Армении, по сути, дело дошло до открытой войны с ближайшим соседом.

Во всех случаях ЕАЭС как союзный субъект оказался неспособен помешать развитию кризиса или купировать его. Возможности открылись в рамках двусторонних отношений с Россией. Так, Беларуси были предоставлены экстренные кредиты. От полноценной армяно-азербайджанской войны ситуацию спасло только вмешательство РФ с последующим вводом миротворцев. Кыргызстану уже выделено 20 миллионов долларов безвозмездной помощи из госбюджета России для стабилизации бюджетного разрыва и выплат учителям и бюджетникам.

Политические кризисы 2020 года показывают, что пока только Россия готова нести экономические и организационные издержки для поддержания порядка и управляемости у партнеров. Следовательно, для Москвы более актуальными остаются двусторонние отношения внутри многосторонних союзов. ЕАЭС сохраняется в качестве интеграционной площадки, где учитываются все разногласия, но решения порой принимаются годами.

Поэтому в интересах союзников самим предлагать России двусторонние форматы внутри ЕАЭС и ОДКБ. Ожидать интенсивной евразийской интеграции можно только в случае, если она будет усилена двусторонними альянсами РФ с Казахстаном, Арменией и Кыргызстаном по типу Союзного государства с Беларусью.

Вызов № 3. Прагматизация России и союзная санкционная политика

Санкции Евросоюза, США и Японии в 2014 году и ответные меры РФ привели к пересмотру экономической политики в самой России — началась ее прагматизация. Процессы импортозамещения, инвестиции в переработку, науку и промышленный капитал привели к тому, что внутрироссийский рынок постепенно стал рассматриваться не как придаток глобальной экономики, а важнейший элемент собственного развития. ЕС и Китай традиционно рассматривают российский рынок как экономику, где можно закупать дешевое сырье, поставляя собственные товары с высокой добавленной стоимостью, а впоследствии принимать у себя “убегающий” из РФ капитал. Обмен сырья на технологии и промышленные товары нельзя остановить в одночасье. Однако, процессы стимулирования производящих отраслей с помощью системы госзакупок, налоговых льгот и вычетов продолжатся.


Союзники по ЕАЭС будут стоять перед выбором: либо включиться в процессы этой экономической прагматизации в России, либо продолжать использовать собственное транзитное положение и сам статус евразийского союзника. Тех партнеров, кто выберет такой путь, ожидает непростой период выяснения отношений с государственными регуляторами и контролирующими службами России. По всей видимости, Москва перейдет к тотальной цифровизации импорта и прослеживанию товаров по всей цепочке: от таможни до прилавка.

Прагматизация России — это восходящий тренд, который будет разворачиваться в ближайшие 5-10 лет. Рано или поздно ЕАЭС придет к общей санкционной политике в отношении третьих стран. Союзникам придется либо синхронизировать свою политику с Россией (и получить преференции от этого), либо самим выступать в авангарде процессов прагматизации, импортозамещения и защиты внутреннего рынка. Выбор стратегии за каждым членом ЕАЭС.

Что в будущем?

Следующая пятилетка пройдет в ЕАЭС под эгидой гармонизации уже достигнутых договоренностей и самоопределения членов объединения. В “тучные годы” Москва приложила максимум усилий для стабилизации экономического развития ряда партнеров. Но с каждым годом противостояние с ЕС и США только нарастает, и Россия определилась со стратегией реагирования. Теперь шар на стороне ее евразийских союзников: если они готовы синхронизироваться с политикой РФ в отношении третьих стран, то шансы на интенсивное развитие ЕАЭС сохраняются. При этом альтернатив евразийской интеграции просто нет. Глобальная экономика в ходе кризиса трансформируется в континентальные экономические союзы и альянсы. Задача ЕАЭС — стать одним из таких игроков.

Многополярный мир формируется здесь и сейчас, поэтому разрушение либерального глобализма будет сопровождаться многочисленными кризисами. В новом мире выживут только те экономические союзы, которые первыми откажутся от либеральных норм и принципов ВТО и начнут создавать суверенные институты и методологию интеграции. Для ЕАЭС сверхактуальными будут задачи углубления интеграции регионов и промышленная кооперация, совместная экспансия на рынки третьих стран, а также формирование союзного образовательного, научного и культурного пространства. Потому что действительно успешными бывают союзы, которые способны не только предложить миру сырье и товары, но и показать пример совместного развития представителей разных национальных культур. На фоне нарастающего хаоса в Евразии именно ЕАЭС может стать примером такого объединения.  

 

Автор: Семен Уралов

Источник: https://ru.sputnik.kg/