Домой Новости Рынок труда в Кыргызстане. Почему иностранные рабочие начинают вытеснять местных

Рынок труда в Кыргызстане. Почему иностранные рабочие начинают вытеснять местных

2

Курьеры-пакистанцы, граждане Бангладеш, работающие на стройках и в швейных цехах, узбекистанцы, возводящие частные дома и пекущие лепешки, стали для Бишкека обыденностью.

В то же время десятки тысяч кыргызстанцев уезжают на заработки в другие страны. Есть ли дефицит рабочих рук из-за трудовой миграции? Почему даже на простую работу привлекают иностранцев? Какие проблемы у работодателей?

На эти вопросы мы попытались ответить в нашем материале.

О лени и дисциплине…

Гуля — владелица небольшого швейного цеха в Бишкеке. Он расположен на территории некогда крупного завода. Рабочие условия аскетичны: стены из дсп-панелей, люминесцентные лампы на потолке, большой длинный стол и несколько швейных машин.

Когда узнала, кто к ней пришел, сходу заявила: на видео ничего говорить не будет, как и раскрывать свои данные. Но на диктофон душу излить готова — накопилось!

— Говорят, у вас работают ребята из Бангладеш…

— Нет, у меня их нет. Все свои. Но, по правде говоря, наш народ ленивый, молодежь ленивая, — неожиданно заявила предприниматель.

— В смысле?

— Сейчас работы валом. Но не хватает кадров.

— Специалистов не хватает?

— Не в этом дело. Мы покажем, научим! Просто, мы — кыргызы, оказывается, ленивые. Те, кто никуда не уезжал, а работают всегда здесь — очень высоко ценят свою работу, независимо от качества. У нас за неделю получают минимум 15 тысяч сомов, а максимум — 60 тысяч. Но мало кто стремится заработать хорошие деньги. Живут одним днем!

В подтверждение показывает один из засекреченных документов каждого предпринимателя — зарплатную ведомость — общую тетрадь с суммами выданных денег работникам за неделю. Мелькают цифры 23 тысячи, 66 тысяч…

24.kg

Фото 24.kg. Одна из самых главных проблем в швейных цехах — текучесть кадров и плохая дисциплина

Судя по ее словам, ей сложно понять соотечественников: за такие же деньги, что они могут заработать и в Кыргызстане, за рубежом они готовы браться за любую, даже самую грязную работу. Здесь же они не хотят гнуть спину, но желают получать высокую зарплату и вести праздный образ жизни.

Самая серьезная проблема в работе с кадрами — дисциплина. Начало рабочего дня в цеху — 8 часов утра. Но приходят «по мере возможностей» — кто в 10 часов, кто в 11 часов…

— После ваших рассказов, как-то и спросить неловко, если ли штрафы за систематические опоздания…

— Будешь штрафовать — уйдут, не оглядываясь, — отвечает Гуля.

Оказалось, львиную долю ее продукции шьют в регионах. Договорилась с сельчанками, купила им машинки и отправляет раскроенные изделия. Те шьют и отправляют в Бишкек.

Швей много, но очень большая текучка

Замир много лет работал в России, а пару лет назад открыл цех по пошиву женской одежды в Бишкеке.

Предприниматель говорит, что «проблем» с кадрами нет: «В этом году нехватки швей нет. Вот в прошлом — да, было трудно найти их. Сейчас, как я слышал, многие цеха закрылись, видимо, поэтому, когда даем объявление, желающих работать приходит много».

В отличии от Гули, он спокойнее рассказывает о проблемах с кадрами. «Укомплектовали штат, они ушли, снова укомплектовали, но даже на третий раз нехватки швей не было», — говорит предприниматель.

— То есть у вас большая текучка? Почему долго не держатся?

— Мы шьем, так сказать, доступную по цене одежду. За пошив одной простой блузки платим от 50 до 100 сомов. Услышали, что где-то платят выше и уходят. Или те, кто раньше шил по более высокой цене, их тоже не устраивает оплата.

Правда, даже при такой «скромной» оплате, по словам Замира, за неделю можно заработать до 30 тысяч сомов.

Что касается дисциплины, то у него такая же ситуация, как у Гули.

— Работа начинается в 7 утра, но приходят по-разному: кто в 10, кто в 11, а кто и после обеда. Часто отпрашиваются, а могут и просто не выходить на работу 2-3 дня.

— А нельзя установить строгий распорядок дня?

— Он есть. Но все равно приходят, когда захотят. Правда, кому нужны деньги, — они работают по 14-15 часов.

— А трудовой договор есть?

— Да. Как положено плачу налоги, Соцфонд…

— Со всеми?

— Нет, только с пятью девчонками. Потому что нет стабильности. Как составишь договор, если некоторые уходят, поработав неделю или две?

— А какие условия вы им создаете?

— По мере возможностей. Скажут кондиционер — устанавливаю. Требовали «автомат машинки», тоже потихоньку покупаю и меняю старые, хотя они очень дорогие…

— А иностранцы работают в вашем цехе?

— Нет. Но я слышал, что некоторые уже нанимают иностранных работников. Я их понимаю. Думаю, если и дальше так дело пойдет с местными швеями, то многие будут нанимать из других государств.

Почему уходят. Версия самих работников

Назгуль — технолог с 19-летний стажем. В цехе где мы беседовали, она работает с открытия в 2021 году. Условиями довольна. Бесплатные обед и общежитие для тех, кому негде жить.

— Много тех, кто работает долго?

— Да, таких у нас большинство, текучки особой нет.

— Как вы думаете, почему уходят, проработав недолго?

— Уходят, когда работы мало. Ведь не бывает, что круглый год все стабильно. Сейчас почти у всех швей есть кредиты. Надо платить за квартиру, учебу детей, многие в одиночку поднимают детей. И как им быть? Они вынуждены искать, где хорошо платят, ведь никто не интересуется — хватает ли заработанных ими денег на покрытие их потребностей? Нам тоже есть что сказать! Почему везут работников из других стран и снизили оплату? Ведь так обесценивается наш труд.

24.kg

Фото 24.kg. Кыргызстанцам тоже есть, что предъявить работодателям. Основная претензия — из-за иностранцев снижают зарплаты местным

Жайлоокан пришла работать на пошив одежды со стройки. Она оверложница.

— Если не секрет, сколько получаете в неделю?

— По-разному. Около 10-12 тысяч сомов.

— А во сколько приходите на работу?

— В любое время. Когда мне удобно.

— А уходите?

— Также. И в 10 и в 11 вечера.

— В среднем в день сколько часов работаете?

— Иногда 8 часов, иногда 9 часов.

Жылдыз работает швеей в том же здании, что и Жайлоокан. У нее стаж 20 лет. В цехе работает пятый год.

— В чем секрет долгой работы в одном цеху? Зарплата хорошая? Условия заманчивые?

— Не скажу, что прям хорошая оплата труда. Если будешь пахать как вол, надрываясь, в неделю выходит 20-25 тысяч. Это работая по 12-14 часов в день.

— Много тех, кто пришел — поработал неделю-две и ушел?

— Полно. Кому-то не понравилась оплата, кому-то коллеги. Но знаете почему еще уходят? У нас ведь не оформляют трудовые отношение, документально не фиксируют. Мы ведь тоже думаем о будущем, не знаем, какая будет пенсия. Мы говорили об этом руководству… Бывает приходят налоговики, а им говорят, что работают пару человек, а нас прячут.

— Отпрашиваться с работы легко?

— Когда как. Если уйдешь — могут спокойно взять другого. Иногда ждут. Вообще, хочу сказать, чтобы нас ценили. Вот у моей сестры снизили оплату из-за иностранных рабочих. Они шили спортивные костюмы по 200 сомов за единицу. Наняли работников из Бангладеш и им за работу платят по 100 сомов. И такую же цену установили для местных.

— Какая для вас самая насущная проблема?

— Нас не ценят, не уважают, никто не хочет нас понимать! Платят мало, условий нет: того же кондиционера, холодильника, окон даже нет. Ведь если бы нас постарались понять, услышать нас — кто захотел бы уйти?

Рабочая сила движется за зарплатой

«Вполне нормальным процессом» считает экс-заместитель министра экономики, ныне депутат Жогорку Кенеша Эльдар Абакиров ситуацию, когда местные уезжают на заработки за рубеж, а их места занимают иностранцы.

Рабочая сила — это товар. Там, где высокий спрос, — хорошая оплата, туда он и движется.

Эльдар Абакиров

По его словам, в Москве есть возможность заработать в 2-3 раза больше на менее тяжелой работе — водителем такси, кассиром и так далее.

— Это порождает дефицит рабочих у нас — на стройке, в швейных цехах, в аграрном секторе. В итоге эти позиции занимают граждане иностранных государств, которых устраивает зарплата. Они приезжают из Узбекистана, раньше до конфликта на юг приезжали работать на полях из Таджикистана. Сейчас из Бангладеш, Пакистана, Индии.

Эльдар Абакиров отмечает, что наших граждан не устраивает зарплата в $400-500, поэтому они едут в Россию на зарплату около $1 тысячи. А вот жители Южной Азии, например, не могут у себя на родине заработать $400-500.

— Что касается вопроса отсутствия трудовой дисциплины у наших граждан, то, например, швеи постоянно «кочевали» из цеха в цех. Такую ситуацию я вижу лет десять. Бизнесмены начали открывать цеха в регионах, чтобы стабильно работать. Если людям не создавать условия — дом, детсад, школы, они постоянно будут перемещаться.

 

Пора привыкать к новой реальности

По мнению эксперта по трудовым правам Элдияра Карачалова, на рынке труда Кыргызстана происходят серьезные изменения и надо адаптироваться к новым реалиям. Рост числа иностранных мигрантов создает конкуренцию на рынке труда и одновременно проблемы для местных работников. Это снижение зарплаты, ухудшение условий труда и социальной защиты, рост безработицы.

Для справедливого урегулирования ситуации необходимо ужесточить контроль за соблюдением миграционного и трудового законодательства. 

«Важно проводить образовательные кампании о трудовых правах и обязанностях всех работников. Программы интеграции мигрантов в местное общество должны стать более эффективными, — говорит Элдияр Карачалов. — В условиях увеличения миграции необходимо активно работать над созданием сбалансированных и устойчивых механизмов управления рынком труда. Это включает разработку программ интеграции иностранных работников и поддержку местных для обеспечения их конкурентоспособности на рынке труда».

Источник: https://24.kg