Это был ужас! Мне пришлось жить в самом страшном районе Берлина — кыргызстанка

26

Наргиза Жакыпова вспоминает, как они с мужем очутились в самом неблагополучном районе немецкой столицы. Вокруг было полно бездомных и наркоторговцев, а им пришлось арендовать две койки в очень дешевом хостеле…

В Германии этой молодой кыргызской семье пришлось несладко: Наргизу нигде не брали на работу, а Алманбет устроился штукатуром и каждое утро уходил на стройку. Не о таком мечтали эти молодые люди!

Однажды на глаза Наргизе попалось объявление о бесплатном уроке программирования. Оно и перевернуло жизнь супругов. Сегодня академии программирования под их брендом работают уже в нескольких странах.

— Расскажите о себе.

— Я родилась и выросла в селе Чет-Нура Нарынской области. Отец умер, когда мне исполнилось четыре года. Мама 30 лет проработала учительницей в сельской школе. Самым большим праздником для меня была поездка в Нарын. Мне казалось, что я попадаю в большой мир…

Сейчас я побывала уже в 20 странах и понимаю, что Нарын — это совсем маленький город.

— Как вы переехали в Бишкек?

— К сожалению, в селах права женщин не уважали. Прямо на выпускном вечере могли устроить ала качуу (похищение невесты. — Ред.), и одиннадцатиклассницы становились женами. Наверное, такое происходит и сейчас. Синяк под глазом у келинки считался нормой. Просто мужчинам нечем заниматься, кроме как встречаться и выпивать… Мама хотела для меня другой жизни, и после шестого класса мы уехали в Бишкек. 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова в Париже
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: человека полезно погружать в более сложную среду, чтобы он развивался. Например, когда я переехала в Бишкек, была самой слабой в классе, зато потом стала самой сильной. В университете у меня тоже сначала был самый слабый английский, а со временем я начала учиться на “пятерки”.
 

— Легко ли было вам, сельской девочке, привыкнуть к городу?

— Здесь я пошла в пятую школу-гимназию. Представьте себе девочку, которая не говорит по-русски, не очень хорошо одетую, с красными щечками… У нас в классе было разделение на городских и сельских. Над сельскими немного посмеивались, но через полгода благодаря хорошей учебе я подружилась со всеми — даже городским девчонкам надо у кого-то списывать.

Я мечтала поступить в Американский университет в Центральной Азии, но денег на учебу, конечно, не было. Несмотря на это, я стала усиленно изучать английский язык. Возможности оплачивать языковые курсы тоже не было, и я посещала бесплатную библиотеку. Шла туда пешком из школы, а потом тащила с собой тяжелые книжки.

Искала любые способы, подала заявку на стипендию вуза, прошла вступительные экзамены. Мне удалось набрать проходной балл, но, к сожалению, не настолько высокий, чтобы получить большую скидку — видимо, сказались минусы самообразования. Мне дали только 10 процентов. Тогда мама сказала: “Давай продадим наши полдома в Лебединовке и купим что-нибудь подешевле и подальше от города. Зато ты сможешь учиться”.

Я подала документы в другой образовательный фонд, а спустя какое-то время мне позвонили и сказали, что готовы оплатить все четыре года обучения, да еще и предоставить стипендию. То есть моя учеба обошлась этому фонду более чем в 20 тысяч долларов! Я сейчас рассказываю, и плакать хочется оттого, что в меня поверили совершенно незнакомые люди. Вот так я стала учиться на экономиста. 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова за работой на ноутбуке
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: работала я очень много. Даже под Новый год я не смогла прийти домой пораньше.
 

— В АУЦА учатся дети из обеспеченных семей, которым с детства доступны различные курсы, дополнительные уроки, репетиторы. Легко ли было найти с ними общий язык?

— Да, там действительно учились дети “элиты”, но были и выдающиеся выпускники со всего Кыргызстана, которые прошли по конкурсам, получили высокий балл на ОРТ. Проблема в том, что большинство студентов идеально знали английский, а я многого не понимала. Но человека полезно погружать в более сложную среду, чтобы он развивался.

Например, когда я переехала в Бишкек, была самой слабой в классе, зато потом стала самой сильной. В университете у меня тоже сначала был самый слабый английский, а со временем я начала учиться на “пятерки”.

— Часто бывает так: студент учится на “отлично”, получает диплом, а после окончания вуза его никуда не берут.

— Нет, я сразу нашла работу в корейской логистической компании. Тогда к нам привозили много автомобилей из разных стран, особенно из Японии. Директором у нас был предприниматель из Южной Кореи, он меня многому научил и позволил совмещать работу с учебой в магистратуре.

Это были очень сложные полтора года: я сидела на парах и параллельно переписывалась по Skype с партнерами из Японии. В один из таких дней я нашла крупного партнера, который сотнями перевозил машины через нашу фирму. За это шеф дал мне долю в компании и фактически доверил управление. Тогда я первый раз столкнулась с большими деньгами: там крутились миллионы долларов.

Работала я очень много. Например, посреди ночи мне могло прийти сообщение, что на границе с Казахстаном застрял груз, а один день простоя стоил 100 долларов. Нужно было срочно решать проблемы, чтобы клиенту не пришлось платить штраф.

Даже под Новый год я не смогла прийти домой пораньше. Маме пришлось самой готовить праздничный стол и украшать елку. Я вернулась только под вечер, зато принесла в конверте круглую сумму — бонусы за целый год… Тогда поняла, что выгорела и надо заканчивать с этой работой.

Я нашла работу полегче, в НПО, а через какое-то время узнала, что у мамы рак. Следующий Новый год мы встречали совсем по-другому: мама лежала в постели, а я накрывала стол и наряжала елку. Было очень больно оттого, что в прошлый раз мы провели с ней так мало времени.

Через полгода мама умерла. Оказывается, она знала о своей болезни два года и смирилась с тем, что не сможет выздороветь. Пыталась лечиться народными средствами, но они не помогли. Мамы не стало четыре года назад, когда я уже отучилась и могла дать ей все, что она бы захотела, могла отправить ее в путешествие… К сожалению, мне так и не удалось отблагодарить ее за то, что она меня вырастила. 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова с мамой на выпускном Академии ОБСЕ
© ФОТО / ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА НАРГИЗЫ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: мамы не стало четыре года назад, когда я уже отучилась и могла дать ей все, что она бы захотела, могла отправить ее в путешествие… К сожалению, мне так и не удалось отблагодарить ее за то, что она меня вырастила.
 

— Как вы познакомились с будущим мужем?

— Это интересная история! Мои коллеги сильно хотели, чтобы я вышла замуж, они ведь знали, что я осталась одна. Как-то раз наш коллектив отправился на свадьбу сотрудника, и когда торжество подходило к концу, там появился Алманбет — он приехал, чтобы забрать родителей.

Наш финансовый директор Индира подмигнула мне и сказала: “Смотри, какой интересный парень”. Потом директор привел его за наш столик. Мне было так неловко!.. А когда мы сфотографировались, Алманбет показал меня на снимке и попросил у Индиры мой телефонный номер.

Так мы и познакомились. Потом пригласили на свадьбу весь коллектив.

— Как вы с супругом решили открыть бизнес?

— Все началось с Германии. Я всегда мечтала там учиться, даже изучала немецкий в университете. После свадьбы мы с мужем решили сделать визу и уехать в ФРГ, хотя там нас никто не ждал.

В Германии у нас почти не осталось денег: визы обошлись слишком дорого. Мы поселились в самом страшном районе Берлина — Варшауэр штрассе. По улицам бродили наркоторговцы, бездомные… Когда живешь в Бишкеке, кажется, что Германия — вся такая красивая, чистая, но на самом деле везде есть такие районы.

Мы поселились в хостеле, где одно место стоило 15 евро. Мужчины и женщины жили в одной комнате. Алманбет завешивал кровать простыней, чтобы другие мужчины не видели, как я сплю. Он довольно шустрый парень. Хотя и не знал немецкого, смог устроиться штукатуром. Это при том, что он никогда не работал руками, не был на стройке. Обычный городской парень, который привык работать в офисе… 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова в Берлине
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: Алманбет довольно шустрый парень. Хотя и не знал немецкого, смог устроиться штукатуром. Это при том, что он никогда не работал руками, не был на стройке. Обычный городской парень, который привык работать в офисе…
 

— Почему вы не вернулись в Бишкек? Здесь же у вас не было проблем с деньгами.

— Мы считали, что обратного пути нет. Перед увольнением мне предложили повышение, но я отказалась. Муж тоже оставил работу “с концами”. Нам нужно было идти только вперед.

Вскоре мы нашли жилье. Конечно, не отдельную квартиру, а одну комнатушку за 500 евро. Каждое утро Алманбет вставал в 6 часов, надевал форму и уходил на стройку. Я изо всех сил пыталась устроиться на работу, но моего образования оказалось недостаточно. Не помогал ни английский, ни немецкий. В Германии хватает и своих экономистов…

Однажды я изучала вакансии в интернете и наткнулась на объявление о бесплатном уроке программирования. Муж не понял: “Ну и зачем нам программирование?”. А мне было интересно. Тогда в Кыргызстане IT-сфера только зарождалась, и мало кто представлял, какое у нее будущее. После бесплатного урока мы решили пройти обучение. Утром Алманбет штукатурил стены, а по вечерам мы шли на курсы.

— Но ведь программирование — это довольно сложно…

— Я тоже всегда так думала, но на самом деле это не очень сложно. Например, с нами была девочка, которая работала танцовщицей, а потом стала очень хорошим специалистом.

После окончания курсов я сразу нашла работу в IT-сфере. Например, у меня был заказ с оплатой 25 евро в час — это больше 2 тысяч сомов. Когда мама работала в школе, ей платили 3 тысячи в месяц, а тут почти столько же за час! Я работала с парнем, который был в Google. Когда там освободилась вакансия, он предложил мне подать резюме — так я стала членом команды Google, представляете? Для меня это большая гордость. 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова с мужем в офисе Microsoft
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: тогда в Кыргызстане IT-сфера только зарождалась, и мало кто представлял, какое у нее будущее. После бесплатного урока мы решили пройти обучение. Утром Алманбет штукатурил стены, а по вечерам мы шли на курсы.
 

— Почему вы решили открыть бизнес в Кыргызстане?

— Тут сыграли роль патриотические чувства. Мой супруг договорился с берлинской академией, и мы открыли на родине школы, которые работают по ее методике.

Программирование — очень востребованная сфера. По разным оценкам, к 2025 году в Кыргызстане будут востребованы 50 тысяч программистов, а у нас их только пять тысяч. Сейчас это самая высокооплачиваемая профессия в стране. Скажем, наши ученики, окончив шестимесячные курсы, без проблем находят работу и получают по тысяче долларов в месяц. Был один 18-летний парень, который удаленно устроился в дубайскую компанию и зарабатывает 1 200 долларов. Программистов не хватает во всех странах, их без проблем нанимают в Европе, Америке.

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова в Берлине
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: Программирование — очень востребованная сфера. По разным оценкам, к 2025 году в Кыргызстане будут востребованы 50 тысяч программистов, а у нас их только пять тысяч. Сейчас это самая высокооплачиваемая профессия в стране.
 

— У нас этой профессии обучают в университетах. Насколько вузовское образование соответствует нынешним потребностям?

— К сожалению, программы в большинстве кыргызстанских вузов обновляются не очень быстро, а IT-сфера развивается стремительно. Появляются новые языки, новые технологии. Зачастую у выпускников недостаточно знаний, чтобы устроиться на работу.

Спрос на образовательные услуги очень большой. Вот мы сейчас открыли филиал в Худжанде — это маленький город в Таджикистане, где живут 130 тысяч человек. За 10 дней набора пришли 80 учеников! 

— Вы также продаете франшизу. Например, если я хочу открыть академию программирования для детей, могу просто купить у вас франшизу и работать под вашим брендом. Почему мне это выгодно?

— Мы сами обучаем преподавателей, полностью предоставляем программу, маркетинг. Мы могли бы сами открывать академии в разных странах, но физически не успеваем, так как открыли уже восемь филиалов. Поэтому сделали франшизы. Конечно, это менее выгодно, чем свои школы, зато так компания развивается быстрее.

Стоимость франшизы — от 200 тысяч сомов в зависимости от населенного пункта. Но и прибыль большая: вы можете рассчитывать на доход от 150 тысяч сомов в месяц. 

Директор академии по программированию Наргиза Жакыпова в крупномасштабном IT конференции в Бишкеке
© ФОТО / ПРЕДОСТАВЛЕНО НАРГИЗОЙ ЖАКЫПОВОЙ
Наргиза Жакыпова: мы сами обучаем преподавателей, полностью предоставляем программу, маркетинг. Мы могли бы сами открывать академии в разных странах, но физически не успеваем, так как открыли уже восемь филиалов. Поэтому сделали франшизы.
 

— Можно ли сказать, что эпидемия коронавируса плохо отразилась на вашем бизнесе?

— Сначала мы думали, что ситуация плохая, но на самом деле удалось заработать еще больше, поскольку мы работаем онлайн. Мы быстро изменили стратегию работы, и бизнес не пострадал: для многих карантин — это хорошая возможность учиться онлайн.

Автор: Асель Минбаева

Источник: https://ru.sputnik.kg