Увольнения и карантин лишили заработка миллионы трудовых мигрантов из Узбекистана и других стран бывшего СССР.

FIG.1

Со времен распада Советского Союза 30 лет назад Хатам Хайдаров работает по несколько месяцев в году России, чтобы содержать свою семью в Узбекистане. Но теперь все изменилось.

В марте, когда 62-летний Хатам находился в родном Самарканде, Россия и Узбекистан закрыли свои границы, чтобы сдержать распространение коронавируса. С тех пор его упущенный заработок составил уже около 60 000 рублей и ему приходится жить на сбережения.


«Обычно я посылаю деньги домой, когда работаю в России», – сообщил Хатам в интервью Bloomberg. – «У нас мало сбережений, и во время карантина мы их все потратили».

Трудности этого иностранного работника отражают более широкую проблему, которая часто стоит перед небольшими развивающимися странами, зависящими от денежных переводов своих граждан из-за рубежа. Всемирный банк прогнозирует, что в этом году объем подобных переводов в страны с низким и средним уровнем дохода сократится на 20% до $109 млрд, что станет рекордным падением за последнее время. Больше всех, вероятно, пострадают страны Восточной Европы и центральной Азии.

Закрытие границ «удвоит или утроит» силу удара, который коронавирус нанес по экономике некоторых стран, прогнозирует экономист Европейского банка реконструкции и развития Эрик Ливны.


«Вы не можете ни поехать в Россию, ни найти работу дома», – отмечает эксперт. – «Ни сейчас, ни в ближайшем будущем».

Денежные переводы из богатой сырьем России десятилетиями поддерживали более бедные страны бывшего СССР и составляли до трети ВВП некоторых из них (см. график в начале статьи – прим. ProFinance.ru). Россия в свою очередь получала приток дешевой рабочей силы.

В апреле объем денежных переводов из России в Грузию сократился на 40% с лишним. А в марте-апреле в Таджикистан, который является одной из наиболее зависимых в этом отношении страной, пришло на 50% меньше денег из России. Объем переводов снизился как из-за увольнений наемных рабочих-мигрантов, так и из-за их неспособности покинуть родную страну во время карантина.


«Для многих беднейших семей эти деньги составляют весь их доход», – отмечает Эрик Ливны.

Хатам Хайдаров является лишь одним из миллиона узбеков, которые либо вернутся из России в этом году, либо вовсе туда не поедут, отмечает директор ташкентского Центра исследовательских инициатив Бахтияр Эргашев.

Международный валютный фонд прогнозирует, что в этом году безработица в Узбекистане вырастет с 8.9% до 16.5%, хотя официальная статистика может этого и не показать.


«Если эти люди не найдут работу, то социальная напряженность в стране может вырасти», – предупреждает эксперт.

Впрочем, даже если границы откроются, то мигрантам придется искать работу в условиях наиболее масштабного спада за последние десять с лишним лет. Из-за обвала цен на нефть правительство России не спешит глубоко залезать в резервы, чтобы смягчить экономические последствия коронавирусного карантина. А это означает падение доходов и рост безработицы.

Несмотря на это, Хатам Хайдаров ждет открытия границ, чтобы тут же поехать в Уфу.


«Если бы границы открылись, я бы немедленно поехал в Россию,» – отмечает трудовой мигрант.

Подготовлено ProFinance.ru по материалам агентства Bloomberg

Источник: http://www.profinance.ru