Убийство новорожденных, кражи, наркотики. За что сажают мигрантов в России

129

652 гражданина Кыргызстана отбывают срок наказания в местах лишения свободы за рубежом, из них в исправительных учреждениях Российской Федерации — 437 человек. Такие данные приводит МИД.

Представили диаспоры в РФ говорят, что количество осужденных мигрантов увеличилось во время пандемии. В последние два года большинство из них получали тюремный срок за перевозку наркотических средств. За решеткой в основном оказываются молодые люди 18-27 лет.

Курьеры, наркотики и шантаж

Тем, кто остался в России во время локдауна, пришлось переквалифицироваться в курьеров. Тогда многие стройки остановились, кафе и рестораны закрылись. Чтобы выжить, мигрантам, особенно в Москве, срочно пришлось менять сферу деятельности. Находили работу в интернете и безо всякого оформления и даже без личной встречи соглашались на доставку. И тут же одно за одним стали появляться сообщения о задержании курьеров с наркотиками.

 

«У меня нет данных, сколько человек получили срок за сбыт наркотиков за эти два года. Но их было много. Некоторые молодые ребята попались с наркотиками в первый же день работы», — говорит переводчица прокуратуры Центрального административного округа Москвы Салтанат Митиева.

 

Салтанат Митиева

Фото Салтанат Митиева

Видя, как молодые девушки и парни начали массово попадаться с наркотиками, она призвала соотечественников через соцсети быть осторожнее и не рисковать ради нескольких сотен рублей. Ее поддержали другие представители диаспоры и гражданские активисты, через группы в соцсетях начали распространять информацию о задержанных курьерах.

По информации Салтанат Митиевой, за последние два года несколько уроженцев Кыргызстана за сбыт наркотиков получили тюремные сроки от 5 до 13 лет.

«Помню 23-летную девушку. Осудили ее на 9 с половиной лет. После приговора ее мать плакала, не хотела отпускать дочь, потеряла сознание, ей вызвали скорую. Еще был парень, 1998 года рождения. Держался хорошо. Рассказывал, что у него в Кыргызстане есть близнец. Его задержали с 98 граммами наркотиков. Получил восемь лет. После приговора попрощался со мной, сказал: эже, встретимся в Кыргызстане в лучшие дни», — рассказывает Салтанат Митиева.

Некоторые осужденные кыргызстанцы даже не успели освоиться в России. Салтанат вспоминает молодого парня, оказавшегося за решеткой через три дня после прилета.

«Он только что приехал в Москву. Его друг позвал поехать с ним доставить лекарства в город Орел. Там их задержали. Суд приговорил к 8 годам лишения свободы его и 10 годам — друга», — вспоминает она.

Многих впоследствии осужденных не смущало, даже когда работодатель просил забрать заказ в подозрительном месте — например из мусорного бака. А тех, кто чувствовал неладное и отказывался от работы, кураторы пугали и шантажировали.

«С кураторами невозможно выйти на связь. Задержанные предоставили правоохранительным органам их номера телефонов и другие контакты. Но почему-то этих людей так и не выявили. И адреса в интернете до сих пор актуальны. Я сама попробовала связываться через эти контакты с кураторами. Переписывалась, притворяясь, что ищу работу. Они меня так искусно обрабатывали, что чуть сама не согласилась на доставку», — рассказывает переводчица.

Убийство и продажа собственного малыша

О безответственном поведении, разврате и даже о фактах насилия над несовершеннолетними в ночных клубах для мигрантов в России говорят давно. Итог необременительных отношений — ранняя или нежелательная беременность, толкающая девушек на преступление.

В августе 23-летную кыргызстанку осудили за убийство новорожденного ребенка. Она получила три года лишения свободы за то, что лишила жизни собственного малыша.

«Она еще не была замужем. В Москве жила в одной квартире со множеством соотечественников. Меня просто поразило их безразличие друг к другу. Живя в одной квартире, никто не заметил, что молодая, незамужняя девушка беременна. В 2.00 ночи у нее начались схватки. Сама, одна родила в ванной. Держала малыша под водой и утопила. После суда она мне звонила и плакала, что не хочет ехать в женскую тюрьму. Там рассказывают, что за такие преступления жестоко наказывают», — поделилась Салтанат Митиева.

Другая 22-летняя девушка забеременела случайно и не решилась на аборт. После родов пыталась избавиться от ребенка, продав его своим соотечественникам. И она сама, и несостоявшиеся покупатели были задержаны. Суд отправил их в тюрьму на три с половиной года. А малыша отдали в детский дом.

«Недавно еще одна девушка получила три года за продажу новорожденного. А за малышом присматривает ее мама», — сообщила переводчица.

Не только молодые, иногда и взрослые женщины идут на преступления. Мать семерых детей осудили на два года лишения свободы за попытку убийства младшего ребенка. Она родила его на улице и бросила в мусорный бак. К счастью, малыша сразу обнаружили и он остался жив. А полицейские быстро нашли женщину.

«Здесь большая вина мужа, который бросил ее в такой период жизни. Она находилась в депрессии, не знала, как прокормить шестерых, да еще и седьмого, который должен был скоро родиться. Поэтому решила избавиться от малыша», — говорит Салтанат Митиева.

Если бы наши мужчины были более ответственны, не было бы таких трагедий. Теперь она в тюрьме, звонит и беспокоиться о детях. Старшему только 12 лет.

Салтанат Митиева.

Чужое не трогать

Незнание законов страны пребывания и неграмотность — это главные проблемы мигрантов. Иногда даже найденная на улице банковская карточка может подтолкнуть их к преступлению. Кража — одна из часто применяемых против приезжих статей.

«Карточкой можно оплатить до тысячи рублей без пароля. Они делают покупку до тысячи рублей в одном магазине, потом в другом. В итоге солидная сумма уходит со счета. Полиция их находит и арестовывает. На суде они у меня спрашивают, почему их судят за кражу, если карточку они не украли, а нашли. Я им объясняю, что карточку нашли, а деньги-то внутри карточки украли. За такое воровство одного осудили на шесть лет. Поэтому призываю всех не брать карточки, если даже кто-то уронил. Пусть остается там», — обращается к мигрантам Салтанат Митиева.

Попросить прощения там не работает

Мигранты частенько забывают, что находятся в другой стране и законы там отличаются. Например, после поданного в полицию заявления о нарушении или преступлении дело не закроют, даже если пострадавший сто раз передумает или стороны десять раз помирятся. А кыргызстанцы продолжают сгоряча обращаться в правоохранительные органы в надежде проучить своего земляка.

«Друг взял деньги в долг и не возвращал. Когда пришел домой к должнику, увидел, что у него новый смартфон. Возмутился, что приятель вместо того, чтобы вернуть деньги, купил себе новый телефон. И забрал смартфон в залог. А должник написал заявление на друга. Это, наверное, в Кыргызстане обыденное явление, вопрос решается между сторонами путем переговоров, и милиция относится с пониманием. А тут возбудили уголовное дело за грабеж. Сейчас мужчина в СИЗО», — отмечает Салтанат Митиева.

Слезы сожаления и деньги на адвоката

По словам Салтанат Митиевой, в основном преступления совершают мигранты 18-27 лет. 80 процентов из них имеют высшее образование. Встречаются даже ребята, владеющие несколькими иностранными языками.

Я заметила странную тенденцию, многие осужденные — молодые ребята, либо самые младшие в семье, либо единственные дети. Родители, конечно, жалеют, что отправили дитя в Россию, но поздно.

Салтанат Митиева.

Узнав о задержании своего ребенка, родители срочно прилетают в Россию. Но из-за карантинных мер на судебные заседания родственников обвиняемых не пускают. Поэтому последние два года Салтанат Митиева — единственный близкий человек в судах у соотечественников. Она не только переводит, но и пытается оказать им моральную поддержку.

«Конечно, жалко, особенно молодых, тем более они первый раз попадают в такое место. Ну что делает миграция с нами?! Некоторые пишут мне из зоны. Даю им советы, как подать на апелляцию, поднять вопрос экстрадиции. Экстрадиция — это, конечно, сложно. Но по-разному бывает. Например, в Кыргызстан перевели парня, а его мать оставили тут. Хотя оба были осуждены по одному делу, по одной статье, по обвинению, что довели младшую дочь до суицида», — говорит соотечественница.

У некоторых граждан КР, отбывающих наказание в тюрьмах России, нет родственников и близких на чужбине. Они просят Салтанат Митиеву о помощи. При поддержке своих друзей она покупает им необходимые вещи и через онлайн-маркеты отправляет продукты.

Салтанат владеет несколькими языками и участвует в судах не только у кыргызстанцев, но и у граждан Узбекистана, Таджикистана, Казахстана и Туркменистана.

«По количеству и тяжести преступлений кыргызстанцы на последнем месте. Граждан соседних стран часто судят за очень тяжкие преступления, а женщины часто попадают за сбыт наркотиков в крупных размерах», — заключает она.

 

Источник: https://24.kg/

Предыдущая статьяЭксперт: Миграция должна быть в интересах России
Следующая статьяСадыр Жапаров пообещал сделать все, чтобы мигранты вернулись домой