Мантышки и Великий пост : Москвичи распробовали узбекскую кухню в бюджетных кафе, которые мигранты открывают для своих

24

На втором этаже Казанского вокзала в Москве располагается небольшое кафе «Маргилан». В здешнем меню 15 видов блюд узбекской кухни: плов, манты, лагман, шурпа и так далее. Для привлечения «русской» аудитории меню дополнено борщом и пельменями. И хотя «Маргилан» на вокзале соседствует с известными брендами зарубежного фастфуда, здесь всегда много посетителей самых разных национальностей. И все потому, что восточная кухня — это не только дешево, но и вкусно.

Откуда везти повара?

На ресторанной карте Москвы упомянуты многие города стран Центральной Азии. По названию кафе часто можно определить направленность кухни и родину владельца — «Самарканд», «Ош», «Узген», «Фергана», «Бишкек», «Узбекистан»… Нередко таким кафе даются красивые азиатские имена: «Азиза», «Лола», «Фаиза». Иногда в качестве названия выступает слово, которое у обывателя устойчиво ассоциируется с востоком: «Халва», «Айва», «Райхон», «Бешбармак», «Гранат», «Юрта». И пусть не все пока готовы это признать, но открываемые мигрантами заведения восточной кухни активно завоевывают российский рынок общепита.

Поначалу эти кафе были ориентированы на выходцев из Центральной Азии и располагались только в местах, где всегда много мигрантов, — в первую очередь у вокзалов и крупных рынков. Теперь же они появляются по всей Москве. Сегодня в этих заведениях охотно обедают и офисные работники, и сотрудники полиции, а по вечерам здесь собирается самая разная публика.

Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

Мало кто из мигрантов открывает кафе сразу — пока накопишь деньги, проходят годы. Бизнес у всех начинается по-разному. Бывает, человек торгует шаурмой в качестве нанятого продавца, потом заводит собственную палатку, затем вторую, а там и целое кафе. Другие сначала работают официантами или поварами в московских заведениях и, только узнав всю кухню изнутри, открывают собственное дело. Всех таких предпринимателей объединяет нежелание работать на чужого дядю и мечта стать хозяином собственного бизнеса.

Эта мечта двигала и Исломжоном Рахимовым, 30-летним владельцем той самой чайханы «Маргилан», что на Казанском вокзале. По названию кафе легко понять, что Исломжон родом из Узбекистана, из Ферганской долины. Окончив школу, в 2005 году поехал на заработки в Россию. На следующие 10 лет местом его работы стал Казанский вокзал, где парень трудился носильщиком. Мигранты в России часто меняют места работы — однако наш герой отличился постоянством.

Исломжон Рахимов. Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

— Начать работать на вокзале было тяжело, все места оказались поделены, — вспоминает Исломжон. — Но, слава Аллаху, у меня все получилось. Зарплаты как таковой не было, заработок полностью зависел от тебя самого, как ты договоришься с клиентом. Я мог заработать от 1300 до 2000 рублей в день, тогда это были большие деньги.

Всю свою зарплату он отправлял на родину, где позже построил дом, женился и родил двоих детей. Однако, как справедливо заметил кузнец Степан из фильма «Формула любви», работа — это вечный двигатель. Так что крутиться Исломжону приходилось как белке в колесе. Неудивительно, что в конце концов он задумался о собственном бизнесе и решил открыть чайхану.

Месяц ушел на подготовку бизнес-плана и меню, которое начинающий предприниматель составлял сам. Четверых поваров он пригласил из родного города, пообещав зарплату от 50 тысяч рублей, — в Москве хорошего повара не найти, все давным-давно разобраны. В новое кафе приехали из Узбекистана посуда в национальном стиле, светильники, фигурки для оформления зала. А вот тандыр для выпечки лепешек и самсы хозяин «Маргилана» приобрел в Москве: узбеки давно наладили здесь их производство

Исломжон подтверждает, что лишь половина его клиентов — трудовые мигранты из Центральной Азии, остальные — местные, россияне. Самые популярные здесь блюда — плов и шурпа, хорошо продаются также горячие лепешки — до 300 штук в день. Соседние с ним заведения фастфуда Исломжон конкурентами не считает: средний чек здесь — 200-300 рублей. С момента открытия «Маргилана», в который было вложено несколько миллионов рублей, прошло полгода, но Исломжон уже надеется выйти в прибыль в ближайшее время. Если получится, планирует открыть еще одно, большое кафе — но уже не на вокзале, а в городе.

 

Источник: Fe.

Предыдущая статьяМосква. Как обвинения в подготовке «теракта» повлияли на проверки мигрантов
Следующая статьяВ России создаётся Высший Общественный Совет кыргызстанцев