Корреспондента «Озодлика» депортировали по прилете в Ташкент

11

Корреспондента «Озодлик» (узбекской службы «Радио Свобода») Умида Бобоматова не пустили в Узбекистан. На своей странице в социальной сети Facebook Бобоматов опубликовал фотографию официального отказа в пересечении границы республики по прилету из Москвы в Ташкент.

«Обладателю документа было отказано во въезде на территорию республики Узбекистан», – указано в бумаге, подписанной капитаном пограничного контроля С. Одиловым. Причина отказа не разъясняется. Пограничный контроль также предложил авиакомпании, которой прилетел Бобоматов в Ташкент, доставить журналиста в аэропорт вылета.

Как рассказал сам журналист «Фергане», из Ташкента обратно в Москву его депортировали уже через полчаса после прилета. Бобоматову неизвестно, на какой именно срок ему запрещен въезд на территорию Узбекистана.

«Один из сопровождавших меня четырех сотрудников, который узнал меня, успел только сказать: Извините, но это приказ сверху, мы маленькие люди. Вообще-то, Узбекистан открывается, изменяется… Видимо, не изменяется, — пишет в Facebook Бобоматов, — если для них в стране, куда возвращаются даже обвиненные в терроризме и экстремизме, журналист, коим я являюсь, стал более опасной фигурой», – написал Бобоматов.

Журналист также напомнил, что бывал в Узбекистане даже во времена президентства Ислама Каримова, и нынешний отказ во въезде рассматривает как «вызов, как предупреждение, как скрытую угрозу мне и моим коллегам».

По словам Бобоматова, по прибытии в Москву его допросили сотрудники Федеральной службы безопасности ФСБ России. В частности, их интересовало, что могло послужить причиной депортации.

Добавим, что 19 мая глава узбекского Агентства информации и массовых коммуникаций Комил Алламжонов распространил в Facebook официальное заявление, в котором раскритиковал работу «Озодлик». Он назвал методы работы издания идущими вразрез с общепринятыми нормами журналистской этики, а публикуемые на страницах веб-сайта материалы — зачастую недостоверными и тенденциозными. При этом в заявлении Алламжонова не были названы конкретные публикации, вызвавшие недовольство властей Узбекистана.