“Повысили зарплату, но россияне не идут”. Страна осталась без мигрантов

12
 
МОСКВА, 25 окт — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Московские власти жалуются на нехватку иностранной рабочей силы. “В столице на сорок процентов меньше мигрантов. На носу уборка снега. Не все россияне готовы браться за лом и лопату”, — говорил недавно Сергей Собянин. Та же проблема в Подмосковье и Санкт-Петербурге. Возобновление авиасообщения со странами Центральной Азии не улучшило положение. В апреле насчитывалось до четырех миллионов гастарбайтеров, сейчас — почти вдвое меньше. Как в стране справляются без приезжих, разбиралось РИА Новости.

“Позвонил россиянин, я обрадовалась”

“Скоро зима, а мы еще листья не разгребли, — говорит специалист одной из крупных управляющих компании Татьяна (фамилию не указываем по ее просьбе). — Идемте, наглядно вам покажу, что такое жизнь без мигрантов”.
 
Нехватку трудовых мигрантов почувствовали не сразу. Когда весной закрылись границы, не все сезонники вернулись на родину. В ЖКХ перебоев не было: приезжие продолжали чистить участки, вывозить мусор.
 
“До пандемии дворнику или уборщику платили 30 тысяч в месяц. Текучка была, но новых людей находили быстро. Сейчас мы повысили ставку до сорока, однако желающих нет”, — вздыхает сотрудница УК.
 
Трудовой мигрант из Киргизии, который задержался в столице, работает за четверых. Он пообещал помочь Татьяне и сообщить о вакансии землякам. Никто не откликнулся. Девушка разместила объявления на сайтах по подбору персонала.
 
“На днях позвонил россиянин. Хотел устроиться дворником. Меня смутило, что ему 58 лет: потянет ли такой объем. Но все равно пригласила на собеседование, — продолжает Татьяна. — Как увидел, сколько тут работы, — моментально отказался”.
 
В конце сентября между Россией и Киргизией возобновилось авиасообщение. В столичных управляющих компаниях рассчитывали, что вот-вот вернутся мигранты. Но по-прежнему тишина.
 
“Кажется, после открытия границ последние гастарбайтеры уехали”, — в голосе Татьяны уже звучит отчаяние.
 
Дворник собирает опавшие с деревьев листья в парке “Коломенское” в Москве

“Мыть полы не буду!”

Марина управляет небольшим отелем в центре Москвы. О нехватке мигрантов согласилась говорить при условии: “Не упоминайте название гостиницы и адрес”. Объясняет это тем, что могут нагрянуть с проверкой.
 
“Гостиничный сектор за время пандемии серьезно пострадал. Вынужденно сокращали и приезжих. Летом начали восстанавливаться, но зачастили из налоговой или Роспотребнадзора. Мы из кожи вон лезем, чтобы выполнять требования. Однако лучше не привлекать внимания”.
 
Раньше сорок пять номеров убирали четыре горничные — девушки из Центральной Азии. Сантехникой, сваркой, мелкими подсобными работами занимался один сотрудник. Он же следил за двором. Весной в штате остались только горничная и разнорабочий.
Гостиничный бизнес потихоньку оживает, но персонал взять негде.
 
“Уборщица вкалывает за двоих. Попросила ее подыскать людей — даже среди своих киргизов никого не нашла. Плачется, мол, снимали квартиру ввосьмером. Четверо вернулись на родину. И на подселение сейчас никого нет”, — рассказывает Марина.
 
Ни контакты в диаспоре, ни сайты не помогли. Марина обратилась в Центр занятости населения. Там пообещали подобрать подходящих сотрудников среди россиян. Через неделю на собеседование пришла первая соискательница.
 
“Мне нужна была горничная. Прислали девушку с высшим образованием и знанием двух иностранных языков. Она сразу заявила, что мыть полы не будет. Попросила, чтобы я написала отказ — он ей нужен, чтобы получать пособие по безработице. Но нам-то какой толк от таких кандидатов?” — негодует управляющая гостиницей.
 
Еще одна тенденция, на которую обращает внимание Марина, — работодатели охотнее берут на себя легальное трудоустройство мигрантов. “Лет десять назад бюрократию с документами наниматели перекладывали на гастарбайтеров. Было много нелегалов. Сейчас я сама готова ходить в МВД и оформлять сотрудников по закону. Только их нет”, — разводит руками женщина.
 
Уборочный инвентарь прислонен к стволу дерева

Сезонные подмастерья

Нехватка гастарбайтеров меньше всего затронула строительный сектор. По словам Дениса Неелова, прораба из Подмосковья, работы не прекращались и в период локдауна.
 
“Подрядчик обязан в срок сдать объект в эксплуатацию. Иначе — штрафы. Поэтому мы нанимаем сотрудников до закладки фундамента, стараемся вовремя платить”, — говорит он.
Среди строительных бригад большинство — выходцы из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана. Есть трудовые мигранты из Белоруссии, Молдавии, Армении. Но запросы у всех разные.
 
“Приезжие из Центральной Азии охотнее работают вахтовым методом. Готовы жить в бараках по десять человек. Белорусы или молдаване на такие условия не пойдут. У них выше требования и по зарплате. Наверное, поэтому и россияне не всегда согласны на “грязную” работу”, — рассуждает Неелов.
Специалист компании по производству товаров народного потребления “Сезонные работы” Наталья Артемьева признается: для привлечения мигрантов многие работодатели идут на уловки.
 
“В вакансии указывают высокую зарплату. Например, упаковщику конфет обещают от 75 тысяч. Грузчику — от 70. Но, если внимательно вчитаться в объявление, заметите хитрость: такие деньги выплатят за 50 или 60 смен. А это два или три месяца работы”, — объясняет женщина.
Но сейчас и хитрить не с кем. “Никто не звонит. Даже номинально высокая зарплата не привлекает”, — сетует Артемьева.
 
 
Конкурентный спрос
 
Нехватка приезжих почти не коснулась общепита. Ресторатор Алексей Ходорковский связывает это с закрытием множества кафе, баров, ресторанов во время пандемии. Необходимость в трудовых ресурсах отпала сама собой.
 
“Во время локдауна наш ресторан выжил только за счет доставки. Курьерскую сеть развиваем с 2012 года, она-то нас и спасла. Еду доставляли мигранты, сейчас соглашаются и местные”, — описывает ситуацию Ходорковский.
 
В июне ограничения сняли, и в ресторанном бизнесе начался подъем. Наняли дополнительных сотрудников. Желающих было много не только среди трудовых мигрантов.
 
“Общепит — не уборка снега, россияне идут охотно. Но предложение все равно ограничено. За лето едва ли кто-то восстановился, надеялись на осень. В сентябре заканчиваются отпуска, молодежь возвращается на учебу. И вот коронавирус — то ли вторая волна, то ли неоконченная первая. Опять огромный спад в октябре”, — сокрушается Ходорковский.
 
Чтобы удержать сотрудников, среди которых все еще достаточно мигрантов, ресторатор выплачивает им минимальную зарплату и сокращает трудовые часы. При этом понимает — если ситуация не изменится, люди начнут искать другие места.
 
“Нервозность зашкаливает. Многие сидят на удаленке, и рестораны в центре города пустуют. Даже в спальных районах общепит чувствует себя лучше”.
 
Когда весной сотни мигрантов застряли в аэропортах из-за отмененных рейсов, Ходорковский в числе других организовывал для них бесплатную еду. Сейчас, признается Алексей, в общепите апатия. Помогать кому-то нет сил — собственные возможности на исходе.
 
 
Уедут на родину, работа встанет
 
Несмотря на нехватку гастарбайтеров, нарушений их прав по-прежнему достаточно. Волонтер и правозащитник Мухаммад Собиров на днях вернулся из Нижнего Новгорода, где в прямом смысле “спасал людей из неволи”.
“Крупный бизнесмен отобрал у сорока таджикских граждан паспорта и отказался выдавать зарплату. Те обратились ко мне, я — в консульство их страны. Прибыли на место — выяснилось, что владелец фирмы вовсе не мошенник. Свои действия он объяснил тем, что дел на стройке много, а работать некому. Если, мол, рассчитается с мигрантами, те уедут домой”, — рассказывает Собиров.
 
Еще одна проблема — участившиеся проверки в общественном транспорте. “После усиления масочного режима просто шквал звонков от приезжих. Жалуются на сотрудников полиции, которые находят повод задержать и оштрафовать иностранцев, хотя средства защиты при них. Ссылаются на некие особые распоряжения в Москве в связи с коронавирусом”, — пожимает плечами правозащитник.
 
В сложившейся ситуации Собиров видит и плюсы: работодатели сейчас прислушиваются к нуждам мигрантов. Он надеется, что после снятия ограничений отношение к ним в обществе станет более уважительным. Пандемия пройдет, а доброжелательность останется.
 
 
Источник: https://ria.ru/