Ritmeurasia: Трудовая миграция внутри Средней Азии — утопия или шанс на выживание?

43

Трудовая миграция из Средней Азии в Россию стала давно делом привычным. Огромный масштаб трудовой миграции из некоторых республик региона обусловлен высоким уровнем безработицы на родине, а также более качественным уровнем жизни в Российской Федерации. Эмиграция излишней рабочей силы также способствует установлению баланса на местном трудовом рынке, предотвращая социальную напряженность и волнения. Для мигрантов главное преимущество работы за рубежом заключается в улучшении экономического положения их семей.

Значительный приток трудовых мигрантов в Россию в последние годы шел из Узбекистана, где с активным ростом населения катастрофически увеличивается и безработица. До начала пандемии коронавируса около 1,5 миллиона узбекистанцев ежегодно выезжали за границу, в основном в Россию, на сезонные работы.

Но привычную миграционную картину нарушила глобальная пандемия. Локдаун оставил без работы, а соответственно и без дохода сотни тысяч мигрантов.

Вынужденный поиск работы поближе к дому

По данным узбекских властей, на родину вернулись уже почти полмиллиона граждан страны. Лишившись работы на просторах Российской Федерации, а также из-за ограничений на поездки, связанных с пандемией, и высоких цен на билеты мигранты из самых густонаселенных областей РУз, в том числе женщины, едут в соседний Кыргызстан в поисках работы. Они собираются у пограничного пункта пропуска «Дустлик» в Кара-Сууском районе Ошской области КР. Именно здесь мигрантов нанимают на краткосрочную нелегальную работу.

Те, кому не повезло, едут дальше вглубь страны в поисках заработка. В Кыргызстане, по признанию самих соседей, они получают в среднем 10-20 долларов в день, что считается вполне достойной оплатой. Спрос на рабочие руки из Узбекистана в Кыргызстане высок, так как местные нанимают их за более низкую оплату. Мигранты занимаются строительством и ремонтом домов, сносом старых построек и т. д. Женщины чаще работают на полях.

По данным пограничного пункта «Дустлик», ежедневно киргизско-узбекскую границу пересекают около 300 узбекистанцев, в основном из Андижана. Сколько сегодня в Кыргызстане работает граждан РУз – неизвестно, так как львиная доля из них занята на черном рынке труда, то есть работают неофициально у частных работодателей.

По данным министерства занятости и трудовых отношений, уровень безработицы в Узбекистане в январе-июне 2020 года составлял 13,2%, по неофициальным данным, показатель достигал 17%.

Проблема незаконной трудовой миграции на приграничных территориях существует не первый год. Но до пандемии число желающих заработать в соседней стране было не таким большим. Еще в 2018 году депутат киргизского парламента Бокоев предлагал перевести трудовых мигрантов из Узбекистана на патенты. По его словам, в Кыргызстане трудились до 100 тысяч узбекистанцев.

В следующий раз о патентах для мигрантов в стенах Жогорку Кенеша заговорили в 2020 году. Как отметил инициатор разговора председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности депутат Исхак Пирматов, законопроект должен быть направлен на легализацию трудовой деятельности граждан сопредельных государств, которые периодически въезжают на территорию республики с целью поиска работы и осуществления временной трудовой деятельности. По его словам, целью законопроекта являлось пресечение коррупционных механизмов при осуществлении контроля за трудовой миграцией граждан сопредельных государств и пополнение бюджета за счет средств, поступивших от выдачи патента на индивидуальную трудовую деятельность без получения разрешения на работу и трудовой визы.

«К примеру, если предположить, что в Кыргызстане могут постоянно находиться около 100 тыс. приграничных трудящихся-мигрантов, то поступления в бюджет от выдачи патента могут достигать до $8 млн в год при условной минимальной цене 500 сомов за патент в месяц, – отметил тогда парламентарий. – Незаконная трудовая деятельность приграничных мигрантов приводит к оттоку капитала из страны, а также в силу дешевизны услуг нарушает принцип справедливости и конкурентоспособности для местных трудовых ресурсов, поскольку такие мигранты фактически не оплачивают налоги, страховые взносы, не получают разрешения на работу».

Эта норма была принята в апреле текущего года. Как отметили в Государственной налоговой службе КР, такое решение принято для упрощения процедур налогообложения. Норма действует для мигрантов, нанимаемых физическими лицами Киргизстана для работы в области растениеводства, строительства и животноводства, а также оказывающих прочие услуги индивидуального обслуживания. «При этом отметим, что приграничные трудящиеся-мигранты могут осуществлять индивидуальную трудовую деятельность на территории КР на основе патента в течение срока действия безвизового режима», – добавили в ведомстве.

Трудовые мигранты из Узбекистана в Киргизии в основном работают на полях, занимаются строительством и ремонтом

 

Сведений о том, сколько узбекских мигрантов приобрели патент, в Государственной налоговой службе КР нет, что наталкивает на мысль, что соседи все еще предпочитают работать на черном трудовом рынке. Некоторые киргизские официальные лица сетуют, что дешевая рабочая сила из Узбекистана оказывает давление на местный рынок труда, и «за бортом» остаются собственные граждане. Согласно недавнему опросу, проведенному Международным республиканским институтом в США (IRI), почти 60% респондентов в Киргизстане заявили, что безработица является самой серьезной проблемой страны.

У самих работа в дефиците

Действительно, в самом Кыргызстане проблема безработицы стоит не менее остро. По данным Нацстаткома, в 2020 году в стране насчитывалось 156,3 тысячи безработных. По неофициальным данным, безработных в республике около полумиллиона. А из-за пандемии коронавируса часть домохозяйств столкнулась с тем, что хотя бы один из членов семьи потерял работу или был вынужден вернуться из-за границы в связи с потерей заработка.

На начало 2019 г. количество киргизстанцев, которые уехали на заработки за рубеж, превысило 735 тысяч человек. По данным Государственной службы миграции при правительстве Кыргызстана, на миграционный учет в 2018 г. в России было поставлено 640 тыс. кыргызстанцев, по неофициальным же данным, в России работали свыше 1 млн граждан КР. Почти треть мигрантов, живущих и работающих в Москве, – граждане Кыргызстана.

Зарабатывать в Российскую Федерацию в основном едут из сельской местности, где живет до 72% населения страны. По данным Нацстаткома республики за 2019 год, пятая часть жителей страны находилась за чертой бедности. И если бы не денежные переводы мигрантов, то, по подсчетам статистиков, в крайней бедности жило бы более 30% населения.

С началом пандемии домой из разных стран вернулось около 60 тыс. граждан, большая часть – из России. Со слов экспертов, возвращались те, кто работал по «черной». Между тем правоохранительные органы РФ уже не раз напоминали о необходимости легализоваться гражданам из стран СНГ, находящихся на территории России без соответствующих разрешительных документов.

После 15 июня – срока, до которого действует «коронавирусный мораторий», нелегалов ждет депортация. Напомним, что на период пандемии российские власти пошли навстречу иностранным гражданам, которые не смогли вернуться на родину или, работая в РФ, продлить все разрешительные документы. По данным замминистра внутренних дел РФ, в России на сегодняшний день находятся более 332 тыс. нелегальных мигрантов из Узбекистана, 247 тыс. – из Таджикистана, 152 тыс. – с Украины, 120 тыс. – из Азербайджана, 115 тыс. – из Кыргызстана, 61 тыс. – из Армении, 56 тыс. – из Молдавии, 49 тыс. – из Казахстана.

Первое, с чем столкнулись бывшие мигранты у себя на родине, – безработица. В Кыргызстане просто нет рабочих мест. На начало 2020 г. в республике был самый высокий уровень безработицы среди стран ЕАЭС – 3,3% к экономически активному населению, или 81,4 тыс. человек. Возвращение еще 115 тысяч кыргызских мигрантов окажется серьезной нагрузкой для властей страны. Кыргызстан – одна из наиболее зависимых от денежных переводов мигрантов стран в мире, массовая репатриация серьезно грозит экономике. Ежегодно кыргызские мигранты из России перечисляют более 30% финансовых средств от ВВП, являясь своего рода инвесторами в экономику страны. Так, за 2019 г. ими было перечислено около 2358,47 млн долл. США. За январь-март 2020 г. поступления снизились на 87,5 млн и на 50,7 млн долларов по сравнению с аналогичными показателями 2019 и 2018 годов.

«Массовое выдворение нелегальных мигрантов существенно усугубит экономическую ситуацию не только в отдельных странах региона, но и ситуацию во всей Центральной Азии. Властям необходимо более серьезно позаботиться о своих гражданах путем помощи в легализации. Так как ни Кыргызстан, ни Узбекистан не смогут обеспечить работой стольких возвращенцев. Взаимозаменяемыми по «бартеру» трудовых мигрантов эти государства тоже не смогут стать, нет реального экономического потенциала. А другие пути трудовой миграции до сих пор остаются отрезанными», – говорит социолог из Бишкека Ильдар Корабаев.

Эксперты предупреждают, что за счет дальнейшего усугубления экономической ситуации внутри республик неизбежно дельнейшее сокращение спроса на рабочие ресурсы, рост безработицы продолжится. Продолжится и снижение роста ВВП, упадет уровень потребления товаров и услуг, усилится инфляция, что повлечет еще большее повышение цен на все товары. Как следствие экономического коллапса – проблемы в социальной и политической жизни стран.

«Ритм Евразии»
Ирина БОЛЬБОТ

Источник: http://inozpress.kg/