Эксперт: Трудовая миграция из стран СНГ – это новая нефть для российских чиновников-коррупционеров

26

Один из самых компетентных российских экспертов по Центральной Азии, директор Аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко: К сожалению, российское общественное мнение продолжает вариться в отвратительном, ядовитом соку «мигрантофобии».

Российская бюрократия рассматривает сегодня трудовую миграцию исключительно как еще одну коррупционную сферу, на которой можно банально нажиться. Трудовая миграция из стран СНГ – это новая нефть для российских чиновников-коррупционеров, причем как гражданских, так и силовых. И это имеет крайне негативные последствия как для трудовых мигрантов, так и для российской экономики. Об этом в интервью platon.asia заявил директор Аналитического центра Российского общества политологов Андрей Серенко.

— Понятное дело, что трудовая миграция из Центральной Азии в Россию сокращается в основном из-за российского экономического кризиса. Однако есть и другие причины. Значительное количество трудовых мигрантов из нашего региона в последнее время едет на заработки в Турцию, потому что там к ним относятся лучше. Андрей, российские власти предпринимают какие-либо серьезные усилия, чтобы бороться с шовинизмом по отношению к трудовым мигрантам из ЦА?

— Я не вижу, чтобы российские власти каким-то образом пытались изменить в большинстве своем негативное отношение общественного мнения в РФ к мигрантам из республик Центральной Азии. Как показывают соцопросы, позитивно к трудовым мигрантам относится менее 30% россиян. Остальные 70% видят в них либо угрозу, либо испытывают к ним неприязненные чувства. Очевидно, что такие пропорции – это проблема не только для трудовых мигрантов из центрально-азиатского региона. Это также проблема для Российского государства, экономика которого все больше зависит от приезжей рабочей силы. По некоторым оценкам, российская экономика нуждается в огромном количестве миграционных рабочих рук – называют минимальные цифры в диапазоне от 10 млн до 20 млн человек. Трудно рассчитывать, что такое количество выходцев с постсоветского пространства будет искренне стремиться приехать в страну, где их уже априори боится или даже ненавидит большая часть населения.

К сожалению, российское общественное мнение продолжает вариться в этом отвратительном, ядовитом соку «мигрантофобии». Боюсь, самостоятельно, без масштабной информационно-разъяснительной работы, без воспитания новой культуры отношения к другим людям с постсоветского пространства, прежде всего, среди молодежи, положение не исправить. И, конечно, российские власти несут ответственность за то, что не пытаются изменить ситуацию не на словах, а на деле.

А менять ее необходимо начинать еще в школе или даже в детском саду. На мой взгляд, необходимо, например, ввести в российских школах специальные факультативные занятия по обучению правилам жизни в соседстве с представителями народов постсоветского пространства, по изучению их традиций, языка, истории и культуры. Разумеется, это следует делать параллельно с не менее активным и интересным обучением языку, традициям, истории и культуре собственного народа. Только такое эмоциональное и содержательное переплетение образовательно-психологических практик даст необходимый синергетический эффект.

Трудовые мигранты должны перестать восприниматься россиянами как чужие, как едва ли не враги. Они – друзья и партнеры россиян, братья по исторической судьбе, которые вправе рассчитывать на сотрудничество, понимание и поддержку.

— В России трудовые мигранты из ЦА находятся на птичьих правах, когда их могут произвольно арестовать, лишить заработной платы, избить за то, что они – «чурки», «на одно лицо». Андрей, почему сложилось такое отношение к нашим, центральноазиатским мигрантам в России, ведь они редко являются конкурентами россиян, выполняя обычно ту работу, за которую не берутся Ваши соотечественники?

— Это непростой вопрос. Думаю, какая-то часть россиян подсознательно не может простить постсоветским государствам распада СССР, что повлекло в 90-е годы дискриминацию и массовое бегство русских из Центральной Азии, Закавказья, Прибалтики. И теперь расплачиваться за это приходится трудовым мигрантам, значительная часть которых родилась уже после краха Советского Союза и никакого отношения к гибели советского государства точно не имеет.

Многие россияне воспринимают мигрантов как конкурентов на местном рынке труда, хотя, как показывает практика, граждане РФ крайне редко соглашаются работать там и на тех условиях, на которых работают трудяги из Центральной Азии.

Некоторая часть россиян опасается растворения в слишком большом количестве «инородцев», не похожих на «аборигенов» внешне, придерживающихся чужих традиций и образцов социального поведения.

Наконец, немаловажную роль в современной российской «мигрантофобии» играет религиозный фактор. Большинство трудовых мигрантов приезжают в РФ из мусульманских республик СНГ, а в общественном сознании значительной части россиян все еще существует предубеждение в отношении Ислама и его приверженцев. Это напрямую связано с последствиями войны с терроризмом на Северном Кавказе и террористическими акциями «джихадистов» в различных городах РФ. Например, в Волгограде, где в конце 2013 года «джихадистами» из Дагестана было совершено три чудовищных теракта, имели место случаи, когда женщин, одетых в мусульманскую одежду, пассажиры автобусов и троллейбусов заставляли выходить на ближайшей остановке. Люди, напуганные кровавыми атаками террористов-смертников, просто боялись находиться вблизи носителей исламской религии. Таким образом, сегодня трудовым мигрантам приходится расплачиваться за эти преступления приверженцев террористического «джихада».

— Как известно, из-за эпидемии коронавируса в России потеряли работу и не могут оттуда вернуться на родину мигранты практически из всех стран Центральной Азии. Ситуация усугубляется тем, что у многих из них нет соответствующих миграционных документов. В этой ситуации власти наших стран не предприняли существенных мер по защите прав своих граждан в России, их возвращению на родину. Андрей, как Вы думаете, почему власти ЦА не могут обеспечить полноценную защиту прав своих трудовых мигрантов в России?

— Для меня самого это является загадкой. Думаю, просто нет желания и воли. Вряд ли дело в каких-то значительных финансовых расходах или неимоверных административных усилиях. Всего-то и надо вести настойчивый и заинтересованный диалог с российской стороной. Я думаю, что равнодушная и отстраненная политика российских властей в отношении трудовых мигрантов в значительной степени является продолжением и реакцией на еще более равнодушное отношение к своим гражданам руководителей тех же центрально-азиатских государств. Сами посудите: если даже «родные» власти этих стран относятся к своим гражданам, извините, как к быдлу, то с чего бы чужому государству относиться к ним по-другому?

— Сейчас в России из-за коронакризиса развивается массовая безработица. В этих условиях россияне, видимо, начнут заниматься и той работой, которую раньше выполняли преимущественно центральноазиатские мигранты. На Ваш взгляд, как будет теперь складываться ситуация на российском рынке труда, могут ли наши трудовые мигранты рассчитывать на заработки в России?

— Повторюсь, России не прожить без миллионов рабочих рук трудовых мигрантов. Конечно, пандемия внесла в нашу жизнь серьезные изменения, однако, она не снимает потребности во внешних трудовых ресурсах. Я думаю, что Россия стоит перед необходимостью радикальной перезагрузки всей государственной системы работы с трудовыми мигрантами.

На мой взгляд, в РФ должно рано или поздно появиться Министерство миграционной политики, которое должно будет относиться к трудовой миграции как к важнейшему сектору национальной экономики. Нельзя отдавать эту сферу на откуп коррумпированным сотрудникам силовых ведомств, местных гражданских администраций и не всегда достойным «активистам» этнических диаспор в регионах РФ, которые давно превратили управление миграционными потоками и квотами в доходный бизнес и личную кормушку. В Уголовном Кодексе РФ должна появиться статья, наказывающая коррумпированных чиновников за совершение преступлений в сфере миграционной политики.

Наконец, в российском законодательстве следует зафиксировать гарантии прав трудовых мигрантов – иностранных граждан постсоветских государств. Возможно, для этого следует разработать и принять специальный Миграционный кодекс РФ. Надеюсь, что заинтересованные этнические диаспоры и неравнодушные активисты из числа трудовых мигрантов выйдут с соответствующими инициативами к органам госвласти России. Не надо ждать таких инициатив от неповоротливых российских чиновников, надо начинать действовать самим, в соответствии с русской поговоркой «под лежачий камень вода не течет».

— Вообще, какое отношение к трудовой силе из ЦА в российской верховной власти, ее рассматривают чисто прагматически, или также есть понимание того, что сотрудничество России с нашим регионом будет эффективнее развиваться, если наши трудовые мигранты лучше начнут защищаться российскими законами?

— Мне кажется, что российская бюрократия рассматривает сегодня трудовую миграцию исключительно как еще одну коррупционную сферу, на которой можно банально нажиться. Трудовая миграция из стран СНГ – это новая нефть для российских чиновников-коррупционеров, причем как гражданских, так и силовых. И это имеет крайне негативные последствия как для трудовых мигрантов, так и для российской экономики.

Трудовая миграция – это одна из «серых зон» российской экономики, именно поэтому там никак не могут, вернее, не хотят, навести порядок. Но это все равно придется делать, потому, что коррупционеры могут воровать, но не могут работать. А без рабочих рук из Центральной Азии невозможно реализовать в РФ никакие серьезные проекты в сельском хозяйстве, включая стратегические задачи импортозамещения. Трудовые мигранты необходимы российским регионам для реализации проектов в сфере благоустройства, дорожного ремонта, в строительстве, сфере обслуживания…

Я уверен, что отношение россиян к трудовым мигрантам постепенно будет меняться в лучшую сторону. Это начнет происходить, как только в этой сфере появятся признаки порядка и некоррупционного, государственного интереса. И мы с вами еще увидим, как в каком-нибудь крупном российском городе появится первый памятник трудовому мигранту – как символ признания заслуг наших братьев из центрально-азиатских республик в возрождении российской экономики, в возрождении России.

 

Андрей, большое спасибо за интересное интервью!

Подготовил Талгат Мамырайымов

Источник: Knews.kg